Radomira_Svarog
Чем проще устроен мозг, тем больше напыщенности ему требуется для существования.
Глава 4
Начало тут: Награнд, Глава 1-2, Глава 3
Продолжение тут: Глава 5

Radomira_Svarog и irene-dragon

РЫЖИЙ

- А прыголапы могут быть питомцами рейнджеров? - спросила Даэтари.

Накануне они с Шахрили нашли рысью нору, разоренную нежитью. Мать-прыголап, видимо, молодая и неопытная, устроила логово совсем близко к Мертвому Шраму — с закономерным результатом. Четыре котенка успели умереть от голода, и только один, самый крупный, еще шевелился. Женщины не смогли оставить детеныша умирать в лесу, и Даэтари принесла его домой, где он и остался с позволения Антена. Кайли сразу же взяла шефство над зверьком, радуясь возможности применить на практике свои познания о повадках и потребностях животных.

Антен еще не полностью оправился от недавнего тяжелого ранения — попался на задании ночным эльфам-диверсантам, которые поняли, с кем имеют дело, весьма грамотно и ловко обездвижили его и чуть ли не на вермишель изрезали. К счастью, другие рыцари смерти успели отбить товарища, а Даэтари выходила его. Теперь они сидели на постели в спальне — точнее, Антен полулежал на подушках, отложив книгу, а Даэтари сидела рядом — и пили кофе.

Ведьма не могла не думать о будущем. Скоро котенок вырастет. А судя по задаткам, вырастет он в прыголапа незаурядных размеров и силы. Крупный самец рыси — не слишком подходящий зверь для домашнего содержания. Но и Кайли не всегда будет ребенком. Если она действительно станет рейнджером, ей не помешает боевой товарищ-зверь. Вероятно, крупный хищник, которого девочка вырастит из детеныша, сможет стать для нее хорошим другом?

- Конечно, - ответил Антен, отпивая горячий напиток. Неспособный согреться сам, он всегда невольно тянулся к теплу, а теперь, еще слабый после ранения, особенно. Кофе интересовало его не столько из-за вкуса — хотя это был один из немногих напитков, от которых Антен получал удовольствие — сколько потому, что оно было густое и горячее. - Чаще всего у на… у них первыми питомцами бывают дракондоры, но может быть и прыголап.

- У тебя был дракондор, да?

- Да. - Антен мрачно сжал губы. К своему прошлому он вроде бы относился спокойно, даже взялся учить Кайли своей бывшей профессии, но все же иногда воспоминания приносили боль. Даэтари заметила, как померкли его глаза, и предпочла перевести разговор на другую тему:

- А придумаю-ка я ошейник для котенка. Вот смотри, - она быстро сделала набросок, - тут и тут изумрудики, а вот здесь большой рубин… А что ты читаешь?

Антен показал ей обложку книги, на которой было написано «Мифы и правда о Смертокрыле».

- Есть интересные малоизвестные факты? - спросила ведьма.
- Трудно сказать. Я же почти ничего не знаю о нем, кроме того, что он был и натворил много бед. Автор в основном пытается понять, можно ли было его спасти.
- Спасти? Ты бы видел это чудовище. Впрочем, кажется, его таким сделали, - вздохнула Даэтари и погладила мужа по плечу. - Как и тебя.
- Именно так. Но он не умирал физически, ему исказили душу, не убивая тело.
- Это еще хуже.
- Судя по результатам, да. И вот автор пытается понять, можно ли было воскресить эту убитую душу в его живом теле. Не знаю, зачем ей это нужно.
- Я бы лучше почитала, как вернуть тело живой душе...
- Это как раз известно, - вздохнул Антен, - только называется "некромантия", и лучше не надо.
- Нет, ты не понял. Нормальное тело. Живое. Тебе, моя душа.
- Я понял, - улыбнулся рыцарь смерти. - Но, увы, этого еще не придумали.
- Ты помнишь мою линзу обмена душ?

Антен кивнул. Незадолго до свадьбы они поехали вдвоем на теплый тропический остров Йоджамба. И там Даэтари показала ему линзу, которую она сделала из какого-то волшебного алмаза. Эта линза позволяла двум существам временно обменяться телами. Эльфийка предложила попробовать. Антен предупредил, что нахождение в мертвом теле очень неприятно, но Даэтари настояла. И рыцарь смерти пять минут жил… в теле любимой женщины. Когда они вернулись в свои тела, он увидел, что творится с Даэтари, и потребовал, чтобы этого никогда не повторялось. Даэтари и не вспоминала про линзу до сегодняшнего дня.

- Как ты думаешь, что будет, если твое тело уничтожить вместе с чужой душой, когда твоя душа будет в другом теле?
- Не надо, - отрезал Антен. - Я не хочу жить в чужом теле.
- Другого способа не найдут никогда, - сказала эльфийка. - Воскрешать могут только боги, а они не станут делиться своими секретами.
- Значит, я останусь таким. Я как-то и не думал, что для меня снова возможна истинная жизнь.

Даэтари кивнула. Она знала, как отчаянно Антен хочет жить по-настоящему, а не мириться с той чудовищной подделкой под жизнь, которую ему навязали некроманты Короля-Лича. Но он считал, что единственный возможный путь к жизни для него лежит через истинную смерть, а Даэтари приходила в ужас при мысли о том, что она его потеряет. Вот она и пыталась найти альтернативу, боясь, что рыцарь смерти все-таки не выдержит адского желания жить и покончит с собой. Но другого варианта действительно не было — оставалось полагаться только на мужество и терпение Антена.

- Пойдем посмотрим на прыголапика? - предложила Даэтари.
- Не надо. Дай ему хотя бы сутки покоя. Он и так натерпелся Свет знает чего: сначала мама пропала, потом голод, потом его кто-то огромный поднял и понес, принесли в незнакомое место... если после этого он еще и нежить рядом с собой учует, он просто с ума сойдет от ужаса.
- Да, если маму убила нежить, а тут еще и ты... Я бы испугалась.
- Звери вообще тяжело переносят общение с нежитью. Пусть пока привыкает к вам с Кайли, вы хотя бы живые.
- Я надеюсь, для Кайли уход за прыголапом будет хорошим опытом, - сказала ведьма.
- Я тоже. Пусть применит на практике теоретические знания. - Антен обнял жену. - Знаешь, иногда я хотел бы узнать... А, впрочем, лучше не надо.
- Нет уж, договаривай. Ты же знаешь, что я любопытна. Говори, а то укушу, - Даэтари ласково укусила его сквозь бинты.
- Укуси. Кстати, не пора ли бинты снимать?
- Давай попробуем.

Оказалось, что раны уже почти полностью закрылись. Даэтари критически посмотрела на мужа:

- Думаешь, можно уже без бинтов? Вот тут немного не зажило, мне кажется.
- Определенно можно. Ничего страшного, это уже закроется само. А мое тело соскучилось по твоим поцелуям. Через бинты - это совсем не так хорошо.
- А вот тут точно можно укусить. Ты уверен, что не дорасскажешь то, что начал? - спросила эльфийка, игриво приподняла бровь и слегка укусила Антена за плечо.
- Уверен. И с каждым укусом все увереннее, - сообщил рыцарь смерти и потянул жену к себе. - Так не честно! - фыркнула эльфийка. - Я же сгорю от любопытства!

Антен печально усмехнулся:

- Мне хотелось бы узнать судьбу Рыжего. Ну, моего дракондора. Но я не думаю, что он будет рад встрече.



- Хочешь, я похожу по лесу и посмотрю? У него есть особые отличительные черты? Правда, ты сам знаешь как я хожу по лесу. Мы с Шахрили сегодня за грибами ходили. Но, как выяснилось, они на тропинках не растут, - засмеялась Даэтари.
- Не надо. В Лесах Вечной Песни много дракондоров, может быть, он живет совсем не там, где ты будешь искать - если живет. Да и нет у него никаких отличительных черт, обычный дракондор. Надо знать его "в лицо", чтобы узнать, а я и сам его почти забыл.
- Ты просто не пытался. Вот смотри, у моей подруги Астреб есть дух волка, то есть его тело давно мертво. Но они близки, они связаны сильнее, чем просто дружбой. Может, и твоя смерть не окажется причиной для разрыва подобной связи? Это же общность душ. Возможно, твоему дракондору все равно, живой ты или нет?
- Может быть. Но я уже ничего не смогу ему дать.
- Но мне же дал. Пусть ты больше не рейнджер, но дружить-то вы можете.
- Ты - разумное существо. А он - просто дракондор. Ты правильно говоришь: общность душ. Следопыт или охотник может установить связь с душой своего питомца. Я - нет.
- Почему? Твоя душа на месте. Я думаю - вы узнаете друг друга. И твоя смерть ничего не меняет.
- Мне больше недоступна связь с живой природой.
- Это не просто природа. Это душа зверя. Ты мог бы попытаться. Если бы не боялся. Не боялся своего нынешнего существования.

Антен устало провел рукой по лбу, отбросил назад белую прядь.

-Ты права. Я действительно боюсь этой встречи. Боюсь и за себя, и за него. Особенно за него. Есть странное знание... того, что лучше не надо делать.

Даэтари погладила его по волосам, пытаясь дать ему тепло и уверенность в себе.

- Так есть же Кайли! Передай его ей. Это будет правильно.
- Хм... знаешь, а это мысль. Обычно мы приручаем молодых животных, но так тоже можно. Но ведь у Кайли есть прыголап?
- У Астреб, насколько я знаю, есть несколько друзей-зверей. Пока ещё прыголапик вырастет. Давай найдем твоего дракондора! Пойдем в лес вместе с Кайли. Ох, только со мной повозится придется, - вздохнув, эльфийка вытащила из волос травинку.
- Я не против, но как его искать?
- Не знаю. А как рейнджеры ищут будущих питомцев?
- Знаешь, по-разному. Говорят, что судьба помогает найти друг друга. Кто-то подбирает раненого птенца дракондора или осиротевшего котенка, как ты сегодня. Кому-то дракондор приходит на помощь во время битвы с троллями. Иногда у ручных дракондоров рождаются дети и становятся питомцами молодых рейнджеров. А можно просто пойти в лес и встретить друга.
- Постой. Друга. Ну, конечно! На Рыжем же должен был остаться "след" твоей души. И, кажется, я знаю, кто мог бы этот след отыскать... - Даэтари соскочила с кровати и полезла в ящик стола. - Ну, куда же я его сунула... Ага, вот! Гримуар Синергии.

Ведьма выложила на стол увесистый том кроваво-бурого цвета с золотым тиснением. В центре обложки вращался зеленый вихрь скверны, а по углам корчили рожи изображения бесов.

- Давно я не принимала власть этого гримуара, - ведьма задумчиво погладила обложку. - Охотник Скверны с легкостью найдет твоего Рыжего, только мне придется на время лишиться Шахрили, отказавшись от действия Гримуара Верховной Власти. Ты не будешь возражать, если тебя немного "понюхают"?
- Понюхают? - поднял брови Антен. - Ну, я думаю, я от этого не растаю. А что может сделать Охотник Скверны?
- Он найдет душу, которую знает по "запаху". Как собака. В твоем случае "след" души.
- Что ж, давай попробуем. Только не перепугался бы Рыжий твоего охотника, когда он его найдет.
-Так он же не ловить его будет. Только найдет и доложит.
- Думаешь, дракондор не почувствует присутствия демона?
- Не знаю. На зверей мы с ним не охотились. Обычно на магов... Хватит рассуждать. Мы ничего не узнаем, если не попробуем.

Даэтари закрыла глаза и начала читать заклинание смены властвующего гримуара. Сумрак клубился вокруг нее. Сейчас она выглядела немного страшновато: жуткая смесь эльфийской красоты и демонического уродства - черты лица заострились, кожа потемнела, волосы вздыбились. Из центра гримуара, из водоворота скверны, вырвался зеленый сгусток и вошел ей в грудь. Ведьма глубоко вздохнула и открыла глаза, принимая обычный вид улыбающейся Даэтари.

- Вот так. Надеюсь, Шахрили не слишком перепугается, потеряв связь со мной. Теперь позовем Охотника.

Короткое заклинание призыва завершилось резким свистом. Вокруг ведьмы, радостно поскуливая и размахивая двумя тонкими щупальцами с глазами на концах, забегало невысокое буро-коричневое существо, весьма отдаленно напоминающее собаку.

- Знакомься - Лумини Охотник Скверны, демон обычный. Хватит шалить, Лумини. Тебя ждет работа - найти и доложить. - Даэтари схватила демона за отростки с глазами и уставилась в них немигающим злобно-демоническим взглядом. - Не слышу? Найти и доложить! Это все. - Существо издало утробное урчание. - Антен, ты готов?

- Да. - Все подобие жизни в мужчине исчезло - на демона смотрел рыцарь смерти, ледяная нежить.

- След! - Даэтари указала на Антена и отпустила глаза демона. Лумини подбежал к кровати, нетерпеливо подпрыгивая, осмотрел Антена странными глазами и обнюхал. Если не вспоминать о том, кто это, то забавное существо вполне можно было принять за игривого щенка. Неожиданно охотник злобно ощерился и зарычал. - След, я сказала! - Охотник Скверны недовольно дернулся, вздыбив жестко-колючую шерсть, но послушно обнюхал Антена более тщательно.

- Ищи. Пошел. Искать!

Лумини припал передними лапами к полу, яростно хлестнул по бокам хвостом и выпрыгнул в окно. Ведьма присела на кровать. Демонические признаки быстро исчезали с ее лица.

- Мы найдем твоего Рыжего. Надеюсь, он примет Кайли. Я не слишком страшненько выглядела?
- Слишком, - улыбнулся Антен. Жесткое иссохшее лицо смягчилось, в ледяных глазах проступили золотистые искры. - Но ведь так и планировалось?
- Но он найдет. Это необходимые нюансы, - Даэтари спрятала лицо на груди мужа и обняла его, стараясь не задеть раны.

* * *

Утром Даэтари, как обычно, вкатила в спальню тележку с завтраком. Антен уже мог вставать сам, но ей доставляло удовольствие привозить завтрак к его кровати и есть с ним вдвоем. Она обожала моменты его пробуждения, когда неподвижное во время сна лицо становилось живым, глаза открывались, и он улыбался, видя ее рядом.

- Антен, просыпайся, мой лучик, - сегодня вместо улыбки на лице Даэтари наблюдалось сильное волнение. Антен открыл глаза. Застывшее во сне лицо ожило... если можно так сказать.

- Доброе утро, моя жизнь.
- Я ничего не скажу, пока ты не поешь, - заявила супруга, на лице которой отчетливо читалось «Есть важные новости».
- Звучит так, как будто я во сне тебя пытал, требуя что-то сказать натощак, - улыбнулся Антен.
- Тебе нужны силы, - упрямо твердила Даэтари. - Кушай, и потом я кое-что расскажу тебе.
- Я не возражаю. Есть прямо так или сначала одеться?
- Ешь так, - улыбнулась Даэтари, - а потом придется одеться и пойти со мной.
- Хорошо, - покорно кивнул Антен и сел, устроившись на подушках. Даэтари принялась усердно кормить его, но сама никак не могла запихнуть в себя даже кусочек.
- Антен, обещай, что ты не будешь сильно волноваться.
- Случилось что-то плохое?
- Нет, мой лучик, не плохое. Ночью вернулся Охотник. Он нашел... В горах, недалеко от Обители Странников. Твой Рыжий... Он жив… - Даэтари в волнении прижала кулачки к сердцу.
- Это чудесно, но не стоит так волноваться! - ответил Антен. Даэтари немного растерялась.
- Но это же твой Рыжий. Ты не рад?
- Когда ты так нервничаешь, мне становится страшно за тебя. То ли демоны на волю вырвались, то ли котенок забрался в курятник и съел там всех шахрилиных кур… - рыцарь смерти попытался улыбнуться, но получилось плохо.
- Но я думала, что это важно тебе, моя душа. - Огромные зеленые глаза доверчиво смотрели на него.
- Неизмеримо менее важно, чем твое спокойствие, - покачал головой Антен. - Я рад, что мой друг-дракондор жив и здоров. Спасибо тебе... и твоему Охотнику тоже.
- Но мы нашли его, представляешь, нашли! - Даэтари, конечно, волновалась, но это было радостное волнение. Ее лицо сияло, щеки раскраснелись. - Хочешь посмотреть на него?


Спокойствие Антена иногда обескураживало Даэтари. Ее темперамент никак не позволял ей спокойно переживать такие находки. Сердце трепетало в груди. Дыхание было сбивчивым, ушки нетерпеливо шевелились.

- Я не уверен, что уже смогу добраться до тех гор.
- Я могу отвезти. Если хочешь. И Кайли возьмем… - Даэтари окончательно растерялась. Рыцарь смерти провел тыльной стороной ладони по лбу. Ему, похоже, было не по себе. Ведьме показалось, что Антен просто боится встретиться глазами со своим старым другом.

- Даже не знаю. Мне не хотелось бы напугать его... этой своей... сущностью. Я рад знать, что он жив и здоров, но... возможно, будет лучше, если он запомнит меня таким, каким я был при жизни.
- Фиэннесу этого было недостаточно. Може быть, Рыжему тоже? - Она ободряюще положила мягкую ладошку на его плечо и заглянула в глаза.
- Я не знаю. Лаурэлин. Но Фиэннес, по крайней мере, разумное существо. Животные воспринимают мир по-другому… Я не хочу испугать или встревожить Рыжего, но если я не обращусь к нему, мы не будем знать, признает ли он меня или отшатнется в ужасе.
- Вот и возьмем Кайли. В любом случае он почуял охотника и знает, что искали именно его...
- То есть напуган до транса, и хуже уже не будет. Понятно. Тогда и правда надо ехать. Но сначала все-таки нужно доесть завтрак. И ты тоже поешь, а то тебе после переживаний нужны силы.
- Хорошо, - Даэтари явно заставила себя прожевать булочку.

Антен часто жалел, что он не может как следует оценить кулинарные таланты Даэтари. Она прекрасно готовит и так старается, делает для него кучу разносолов. Если бы только он был живым, мог бы различать тонкие вкусы различной еды и восхищаться ими... а ходячему мертвецу почти все равно, сладкая еда или соленая.

После завтрака Даэтари отправилась к Кайли. Девочку она застала за игрой с котенком. Тот уже освоился, окреп и даже, похоже, немного подрос.

- Кайлинна, хочешь небольшое приключение и еще одного питомца? - широко улыбнулась ведьма, глядя на девочку.
- Хочу! - Кайли подпрыгнула на месте так, что котенок недовольно мяукнул.
- Только коту придется остаться дома. Как тебе взрослые дракондоры?
- Ой, они такие красивые! Сильные и большие, - мечтательно вздохнула девочка.
- Я нашла бывшего дракондора твоего опекуна. Ты единственная, кто может помочь им встретиться. Возможно - я только предполагаю - он может захотеть остаться с тобой, с нами.
- Ой, - Кайли потерла глаза. - А ведь и правда, у него должен был быть дракондор. Но я никогда не спрашивала, не решалась. Ему, должно быть, больно вспоминать о нем. А почему только я могу помочь им встретиться?
- Ты понимаешь зверей, - Даэтари кивнула на кота, который усиленно терся о ноги Кайли, - И ты живая... Понимаешь?

Кайли задумчиво гладила котенка, не глядя на него.

- Я живая, да, и я понимаю зверей... Господин Антенариос больше не может понимать зверей. Понятно. Он хочет увидеть своего друга и поговорить с ним? Мне нужно быть, ну, переводчиком?
- Да, милая. Им нужно помочь. Я не умею так, как ты, и от меня пахнет демонами.
- Я понимаю, вы не рейнджер... даже не ученик. Когда поедем?
- Сейчас.
- Ой, а это далеко? Господин Антенариосу же еще тяжело ездить в далекие поездки?
- Я довезу, - Даэтари показала Кайли фиал песков. - Это недалеко, в горах у Обители Странников.

Почесав кота за ухом, Кайли ушла собираться, а Даэтари вернулась в спальню. Оказалось, что Антен, верный солдатской привычке быстро собираться, уже успел полностью одеться по-походному. Доспехи он надевать не стал — тяжело и незачем - но меч держал в руках и задумчиво рассматривал, явно не зная, брать его с собой или нет.

- Антен, пойдем, мой лучик. Я боюсь, что если мы протянем, то Рыжий сменит место жительства.
- Хорошо, - рыцарь смерти все-таки взял меч и вышел.

Выйдя на крыльцо, Даэтари огляделась вокруг, словно спрашивая благословения у солнца Кель'таласа, и сделала глоток из фиала песков. Золотистый дракон опустил крылья, приглашая пассажиров. Антен только покачал головой, но забрался на дракона. Кайли, выбежав из дома, закрыла дверь и весело запрыгнула туда же.

Прорычав что-то нежное, дракон направился на восток. В полете Кайли с интересом смотрела вниз, Антен же сидел неподвижно - он явно был в напряжении. Полет длился недолго, и скоро Даэтари уже приземлилась в предгорьях недалеко от Обители Странников, спустила на землю пассажиров, приняла эльфийский облик и устало потерла плечи:

- Фух, ну и откормила же я вас. Вон там, за той горкой. Идем?

Она уверенно направилась в указанном направлении, словно это не Охотник Скверны, а она сама нашла Рыжего. Удивительный симбиоз эльфа и демона. Антен и Кайли последовали за ней.

- Вот он.

Среди златолистных деревьев парил роскошный гордый дракондор с золотисто-рыжими крыльями. Признаков тревоги он не проявлял и, похоже, спокойно занимался своим делом — высматривал в подлеске добычу.

- Это точно Рыжий, не сомневайся.
- Да, - почти беззвучно прошептал Антен, неотрывно следя за дракондором. Даэтари нежно сжала его ладонь.
- Я не знаю, что дальше. Это же не демон.
- Ничего... посмотреть. Понаблюдать, - глухо ответил рыцарь смерти. Кайли, как завороженная, глядела на дракондора.
- Красивый и такой величественный, - тихо сказала Даэтари. - Это прямо символ Кель'таласа. Вы не находите?
- Да, так и есть, - прошептал Антен. Дракондор, похоже, немного забеспокоился и нервно оглянулся на огромный валун, за которым прятались трое эльфов.
- И чего вы разлеглись? - ведьма толкнула своих спутников вперед. - Давайте уже, идите. Или вы собрались целую вечность на него пялиться? Он уже почуял нас, не ужели не видите?
- Да… - Кажется, Антен потерял и те остатки красноречия, которые у него были.
- Минуту. Я знаю, как надо сделать, - зашептала Кайли. - Я выйду вперед, а вы, господин Антенариос, идите за мной, ладно? Я дам ему яблоко, и тогда он будет знать, что рядом есть живой эльф, и не испугается... извините... нежити.
- Хорошо, - с видимым облегчением кивнул Антен. Даэтари подмигнула Кайли.
- Давай, детка, - чуть слышно прошептала она.
Кайли пошла вперед - медленно, но спокойно. Огромный дракондор насторожился, но быстро сообразил, что перед ним ребенок, не несущий злого умысла. Яблоко вызвало его полное одобрение. Девочка почесала дракондора за ухом.

Тогда Антен решился шагнуть вперед - и дракондор с шипением занял боевую стойку в воздухе. Рыцарь смерти замер. Даэтари, стоя в отдалении, сжала кулачки.

- Нет, нет, это же твой Антенариос, ну узнай, узнай, пожалуйста... - отчаянно шептала она.
- Рыжий, - тихо сказал Антен. - Рыжий, это я…

Ведьма затаила дыхание и вообще, кажется, перестала дышать.

Ушные гребни дракондора, которые он прижал, слегка приподнялись. Возможно, в памяти зверя ожили совместные прогулки по этим самым лесам, его друг - золотоволосый эльф с могучим луком в руках... Но из напряженной позы он так и не вышел и издал какой-то рычаще-свистящий звук.

Антен просто неподвижно стоял, и так же неподвижно завис в воздухе огромный дракондор, когда из крон над ними спикировал второй дракондор - помельче.

- Осторожно! Кайли!

Новопоявившийся дракондор как раз не обратил ни малейшего внимания на Кайли, но занял оборонную позу рядом с Рыжим, угрожающе шипя на рыцаря смерти.

- Ой, кто это? Охотник его не видел.
- Самка. Типичная защита гнезда, - прошептала Кайли.
- Его подруга? Как мило.
- Мило-то мило, но самку и детенышей дракондор не бросит, - пояснила девочка. - Для него сейчас самое важное - отвести от гнезда опасность.
- Что же делать? Она Антена не знает и сейчас все испортит, - вздохнула Даэтари. - Антенариос расстроится. Придется уходить. Может, потом еще получится.

В это время неподалеку послышался какой-то шум, треск и писк.

- Скорее! - крикнула Кайли и помчалась туда, сорвав с плеча лук. Оба дракондора поспешили на звук, Антен - за ними.
- Кайли! Подожди, - Даэтари метнулась следом, обдирая лицо об ветки и на ходу укутываясь аурой тьмы.

Оказалось, что, воспользовавшись отсутствием хозяйки гнезда, к детенышам забрался молодой прыголап. Кайли взлетела по стволу на нижние ветки, успев крикнуть "Антен, мороз!", заняла позицию на ветке и выстрелила в прыголапа. Конечно, стрела, предназначенная для мелкой дичи, взрослого хищника только раздразнила, и лесной кот прямо из гнезда кинулся на Кайли… Но оказалось, что девочка все рассчитала: она выстрелила с такого расстояния, чтобы и достать стрелой до прыголапа, и оказаться в радиусе поражения "ледяного ветра" от Антена. Так что охота закончилась для молодого хищника трагически.

- Ой, киску убили, - прокомментировала Даэтари, запустив стрелу тьмы в образовавшуюся сосульку. Совершенно нелепая растерянность ведьмы в данной ситуации могла вызвать только улыбку.

Антен замер, слушая жалобные крики дракондоров.

- Что-то у них там не так, - сказала девочка. - Полезу посмотрю. Вроде бы они меня приняли. - И она полезла вверх по веткам.

- Антен, моя душа, - тихо сказала ведьма, - доверься Кайли. Она все сделает правильно. Ох, они так жалобно пищат. Что же там такое?

Через несколько минут Кайли спустилась обратно с раненым детенышем дракондора в "слинге" из шарфа.

- Одного детеныша кот загрыз, второго ранил, и дракондоры его не вылечат, так что не возражали, что я его забрала, - пояснила Кайли. - Двое остались невредимы.
- Это все из-за нас. Мы отвлекли маму, - Даэтари заплакала. - Почему у меня всегда все наперекосяк получается...
- Из-за меня... Рыжий счел, что нежить - большая опасность для гнезда, чем дикие хищники, - хрипло сказал Антен. - И в результате они лишились половины выводка. Нет, Лаурэлин... я не решусь больше вмешиваться в жизнь Рыжего.
- Но вот эта девочка, - вмешалась Кайли в самообвинения взрослых. - Можно, я ее возьму себе? Я думаю, мы с господином Фиэннесом сможем ее вылечить.

Антен только молча кивнул. Даэтари тоже закивала.

- Ну, не половины выводка, а только одного. Думаю, прыголапы и без нашей помощи по гнездам шарятся. Так ведь?
- Ну, вообще они настолько наглеют довольно редко, прекрасно понимая, что перед взрослыми дракондорами им не выстоять. Это был очень молодой кот, недавно ушедший из родительского логова, - пояснила Кайли. - Обычно скорее дракондорят родители кормят прыголапами. Но самки стараются не отлучаться от гнезд, пока детеныши не поднимутся на крыло, а еду доставляет отец.
- Не нужно было мне вмешиваться. Но я так надеялась, что он узнает Антена, - ведьма снова всхлипнула, размазывая слезы по щекам. Антен прижал жену к себе.
- Нам нужно возвращаться, чтобы Кайли могла позаботиться о раненом... раненой.
- Да. Прости меня, - Даэтари достала фиал песков, - полетим домой...
- Простите меня, господин Антенариос, что я так неуважительно крикнула, - смущенно сказала девочка. - Но сказать "господин Антенариос" я просто не успевала...
- Ты все сделала правильно, Кайли, - ответил рыцарь смерти. Девочка аж просияла от его похвалы.
- Садитесь, - прорычал золотой дракон. - Надо скорее заняться лечением девочки.

Пассажиры быстро заняли места. Сделав прощальный круг над гнездом Рыжего, золотой дракон взял курс домой. Дракондоры-родители что-то делали в гнезде, видимо, что-то чинили, порушенное котом, и готовились к погребению погибшего детеныша. Неожиданно Рыжий поднял голову и издал трубный клич.

- Что это было? - спросила Кайли.
- Прощание, - ответил Антен.
- С детенышем?
- Со мной.

Дракон хрюкнул и немного сбился с курса.

- Он узнал? Он все же узнал!

- Да, узнал. Но не смог преодолеть ужаса перед нежитью. Для животного инстинкты сильнее разума. Хотя, вероятно, если бы это был другой рыцарь смерти, а не я, Рыжий не занял бы оборонительную позицию, а сразу кинулся бы в атаку. А так он просто пытался сказать мне "уходи". И когда ты меня унесла, ужас отпустил его... достаточно, чтобы он попрощался.

Дракон снова издал звук, похожий на хрюканье. Сложно выдавать эмоции зубастой пастью.

До дома Антен сидел молча, а Кайли тихонько гладила дракондоренка и что-то шептала ей.

Приземлившись во дворе, скинув ношу и приняв обычный облик, Даэтари ласково обняла Антена и прижалась к его груди. Из дома, распахнув дверь усилиями лап и когтей, вывалился котенок и, радостно мурлыкая, начал тереться о ноги Кайли. Антен молча обнял Даэтари в ответ, спрятав лицо у нее в волосах. Кайли нахмурилась.

- Главное, чтобы вот этот не счел, что это ему еду принесли, - сказала девочка и решительно отправилась к себе с дракондоренком на руках, сопровождаемая мурлыкающим котом.

- Ничего, мой лучик. Все хорошо, - сказала Даэтари, ласково гладя Антена по волосам. - Для меня ты не нежить. Я люблю тебя…

Антен стоял неподвижно, и только по ощущению влажности в волосах Даэтари поняла, что он плачет.

Слова тут лишние. Она молча прижалась к нему. Они стояли, обнявшись, посреди двора. Вокруг звенела золотая листва, осеннее небо роняло на них свои холодные слезы.

Пока они так стояли, Кайли успела устроить дракондоренка у себя и вместе с котенком сбегать к Фиэннесу. Священник кинул быстрый взгляд на брата и Даэтари, проходя мимо, но решил, что вмешиваться не время, и быстро проследовал к раненой.

Через несколько минут Антен поднял голову.

- Прости меня, что-то я расчувствовался. Идем в дом?
- Да, моя душа. Тебе надо прилечь. Путешествия не проходят даром для раненых.

@темы: эльфы, охотник, демоны, World of warcraft