Radomira_Svarog
Чем проще устроен мозг, тем больше напыщенности ему требуется для существования.
Герои моего Азерота. Астреб



***
Леди Астреб (астреб — праславянская форма слова ястреб, Википедия) хмуро смотрела в свою кружку. Луносветский портвейн жалобно плескался на дне. Верный друг - дух волка Гаур - спал, положив голову на огромные, мерцающие голубыми молниями лапы. Сегодня охота удалась. Сдав торговцам выделанную экзотическую кожу и великолепные шкуры, усталая охотница решила пропустить стаканчик портвейна. Она не любила большие города: их шум и толчея раздражали, а вонь сводила с ума. Ее домом был лес. Только там, вдыхая аромат зеленой листвы, она чувствовала себя свободной и сильной. Но теперь уже поздно отправляться в путь. Придется переночевать здесь, в Оргриммаре.

Оранжевый закат разгорался над Дуротаром. Таверна наполнилась смехом и гомоном. Охотники и воры хвастались добычей. Мастера старались переплюнуть друг друга, демонстрируя свои лучшие изделия. Торговцы прятали подальше свои кошельки. За соседним столиком какой то шаман развлекал посетителей, пуская молнии в тараканов.

Леди Астреб не видела всего этого, не слышала сальных шуточек, анекдотов и баек рубаки Комака. Она даже не двинула в глаз гоблину, стащившему с ее стола остатки тушеной баранины. Кабатчик Мораг, не рискуя тревожить мрачную орку, наполнил ее кружку портвейном и молча вернулся за стойку. Охотница была далеко: там, где она когда то была беззаботна и счастлива, там, где её когда то любили. Она вспоминала...

***
Сильные руки отца подбросили её на встречу солнцу.

- Смотри, Айвэ, ты умеешь летать!

Девочка, визжа и захлебываясь смехом, усердно махала руками, изображая птицу.

- Ангрен, ты сделаешь из нее разбойницу, - качала головой матушка Линлот, стоя на пороге дома. - Я же пытаюсь вырастить из неё леди. Зачем, по-твоему, я наняла учителя начертания? Я хочу, что бы наша дочь получила достойное образование и заняла подобающее место в Оргриммаре. Эх ты! - уже улыбаясь, добавила она. - Кодо мой твердолобый.

Отец был просто огромным синекожим и голубоглазым орком. Всю свою жизнь он работал на кузне Трауга в Перекрестке, раздувая меха и вгоняя наковальню в землю ударами молота. О его силе ходили легенды. Поговаривали, что однажды, поспорив по пьяни с продавцом ружей Утроком, он протащил степного кодо на своих плечах от Пещер Стенаний до Перекрестка. А когда ухаживал за Линлот, пытаясь поразить ее прямо в сердце, перекусил закаленными возле горна клыками зачарованный посох проезжего мага. Несчастного мага потом утешали всем городом. Оружейник Наргал отдал ему свой лучший посох. На том и разошлись. Линлот не устояла перед бесшабашным силачом...

Мать, напротив, была необычно хрупка для орки. Злые языки поговаривали, что ее отцом был ночной эльф. Немало этих языков осталось расплющенными на наковальне Ангрена. Линлот совершенно не одобряла подход мужа к воспитанию дочери. Отец учил маленькую Айвэ, как драться с мальчишками и кричать, как пикирующий на добычу ястреб.

- Я ястреб! - вопила Айвэ, вновь и вновь взлетая к солнцу.

Отец смеялся. Мать, нежно улыбаясь, грозила ему кулачком. Такими она их и запомнила.

Потом был Смертокрыл...

***
Катаклизм застал их в степи. Мама собирала магорозу, отец искал руду, малышка Айвэ носилась вокруг, распугивая аспидов и луговых собачек. Земля дрогнула... Дрогнула, раскололась и ушла из под ног. Огонь хлынул из недр, грохот заложил уши. Айвэ почти ничего не запомнила: ни то, как отец бежал, держа на руках её и мать, ни то, как они упали в Великий Разлом, ни то, как сильные руки швырнули маленький, ослепший от огня и онемевший от ужаса и боли комочек как можно дальше от кровавой раны земли. Она не видела лиц родителей, летящих в бездну, не слышала их криков. Только огонь, тьма и пепел остались в ее памяти...

Спустя неделю старый охотник Карх нашел Айвэ в одной из расщелин недалеко от Пещер Стенаний. Сильно исхудавшую, со сломанными ребрами, обожженную, покрытую пеплом... Но живую! Ее прекрасные рыжие волосы сгорели, клыки сломались, в глазах не было ничего, кроме тьмы и огня.

Целый год старый охотник выхаживал девочку, залечивал раны, рассказывал сказки и были Азерота, по капле отнимая у тьмы её душу. Любовь и забота вернули Айвэ к солнечному свету, поющему ветру и шепоту песков степей - вернули к жизни. Карх стал ей вторым отцом, другом, учителем и наставником.

Шло время. Айвэ превратилась в ловкую молодую охотницу, немного хрупкую для орки, но необычайно сильную. Однажды она притащила на своих плечах Жевру-бегуна, добытую ею возле Пещер Стенаний.

- Ты достойная дочь своего отца! - довольно ухмыляясь, сказал Карх. - Это, конечно, не кодо, ну так и ты не мужчина.

Волосы юной Айвэ отросли, но приобрели странный фиолетовый цвет, цвет огня и пепла, а виски покрылись инеем, белым, как снега Дун Морога. Она стала сбривать их, чтобы не привлекать внимания зевак и избежать болезненных для неё вопросов. Сломанные при падении в расщелину клыки так и не отросли, и охотница заточила их, как шипы на палице Наргла. Теперь никто не осмеливался назвать ее внучкой эльфа...

Однажды, стоя с наставником на месте гибели родителей, она сказала:

- Ты знаешь Карх, а ведь Айвэ тоже погибла тогда на этом месте, в глубине Великого Разлома. Теперь я должна стать леди, как хотела мать, и ястребом, как учил отец. Зови меня Леди Астреб, учитель, ибо Айвэ больше нет.


Спустя несколько лет, похоронив и оплакав старого Карха, Астреб покинула Перекресток, поклявшись найти Смертокрыла и отомстить ему. Утрок дал ей в дорогу свой лучший усиленный лук, трактирщик Буранд снабдил различной снедью и водой. На рассвете весь городок вышел проводить отважную девушку в дорогу. Леди Астреб больше никогда не возвращалась в Перекресток и до конца жизни избегала степей, предпочитая густые заросли и прохладу леса.

Долгое время охотница скиталась по миру в поисках силы и достойного оружия. Зимние ключи и Силитус, Тернистая долина и Выжженные земли, Шаттрат и Пустоверть... В своих странствиях она побывала везде, в самых сокрытых и дальних закоулках Азерота.

Изящной леди орка так и не стала, как и начертательницей. Но ела она исключительно с тарелки, ловко орудуя ножом и вилкой даже в лесу у костра. В рюкзаке всегда имелись чистое полотенце, расческа, мыло и зубная щетка. За потертой кольчугой, в кармашке под сердцем, лежал заветный мамин белоснежный шелковый носовой платок.

Еще год Астреб посвятила удивительному миру Нордскола. Там в Грозовой гряде она нежданно встретила верного друга - духа зверя Гаура. Он стал её хранителем и мудрым проводником. А в Даларане им встретился кое-кто еще...

***
- Ай, мяу, мяу! Отзови своего волколака, он же перекусит мне горло! - вопил громадный серый кот, барахтаясь в железных челюстях Гаура.

- А зачем ты подкрадывался к нам сзади? - хохотала охотница, глядя на беспомощного друида. - У тебя же нет силы в этом облике, зачем ты его используешь?

- Я тренируюсь, - прохрипел кот.

- Гаур, прошу, выплюнь его.

Волк нехотя отошёл и сел рядом с хозяйкой.

- Гр-р-р... - огромный бурый медведь встал на задние лапы и угрожающе замахал передними.

- Нет, ну ты посмотри, Гаур, этот плюшевый мишка хочет показать нам, что он крутой. - Оскал на морде волка вполне смахивал на улыбку. - Хватит придуриваться, друид, в тебе нет силы зверя.

- Черт бы побрал вас, охотников. Ну, нет, и что теперь? Можно сразу за горло, да?! - обиженно пробормотал молодой синекожий тролль. Его зеленые волосы торчали в разные стороны, придавая ему облик нестриженого куста. - И вообще, я больше растения люблю. К тому же лечить гораздо приятнее, чем убивать.

- Не обижайся на Гаура. Он просто не любит кошек, - примирительно сказала орка. - Я - леди Астреб из Перекрестка, - она протянула ему руку.

- Таур. Очень приятное знакомство! - Тролль с неожиданным изяществом поцеловал протянутую руку, даже не оцарапав её клыками. - Может, бахнем по мисочке молочка по такому случаю?!

Дружная компания, весело хохоча и дурачась, направилась подкрепиться в ближайшую таверну.


С тех пор они не расставались ни на день, ни на час, ни на минуту. Вместе охотились и собирали травы. Она шила ему одежду, он варил для неё зелья. Они стали семьей: возлюбленными, друзьями, братом и сестрой. Несмотря на чувствительные тычки кулачков и укусы острых как бритва клычков, Таур упорно звал её Айвэ.
- Это ты для остальных Астреб, а для меня - маленькая птичка Айвэ! - нежно обнимая любимую за плечи, ворковал тролль.

- Ты просто невыносим! - орка яростно швырнула в него зелье окаменения.

Гаур неодобрительно хрюкнул, дожевывая окорок вепря.

Потом был Смертокрыл...

***
- Ты знаешь, собирают войско за Душой Дракона... Я должна быть с ними...

- Отлично, я прикрою твою спину.

- Это моя месть, не твоя. Ты не готов. Там достаточно лекарей. Жди меня здесь.

- Ты серьезно думаешь, что я вот так спокойно буду сидеть в этом пустом лесу и ждать когда мне принесут твой труп?

- Я должна...

- Я знаю...

- Обещай, ты всегда будешь за моей спиной, что бы ни случилось. Всегда за моей спиной!!! Гаур прикроет нас. Обещай!

- Конечно, дорогая. Со спины твой силуэт неотразимо прекрасен.

- Что!... Только со спины?

Они, смеясь и целуясь, покатились по траве, мутузя друг друга.

И был Смертокрыл. И был Огонь. И была Тьма. И пришла поживиться на поле битвы Смерть.

- Айвэээ! Берегись! - зеленокудрый древень в кошачьем прыжке отбросил Астреб в сторону, укутав аурой Жизнецвета.

В тот же миг огромное оскверненное щупальце с чудовищной силой обрушилось на друида, ломая ветви и дробя ствол. Гаур вцепился в щупальце своими клыками, разрывая его на части, но опоздал. Огонь и Тьма завершили начатое.

- ТАУР! Нееет!...

Битва была окончена. Черный дракон пал. Месть свершилась. Смертокрыл победил...

Астреб в тоске и отчаянии не могла сдвинуться с места. Много дней и ночей просидела она над кучкой зеленоватого пепла, нежно пересыпая его с ладони на ладонь и напевая мамину колыбельную...

***
Много воды утекло с тех пор, много огня и пепла. Рядом с белоснежным платочком, возле сердца, уютно разместился кожаный мешочек с зеленоватым пеплом. Верные спутники - Леди Астреб и Гаур - стали известными охотниками, защитниками, наемниками и воинами. Они исколесили всю Пандарию, сражаясь с Ша. На черном рынке они выкупили у работорговцев императорского цийлиня. Он был сильно истощен и совершенно не помнил своего имени. Возможно, его украли у матери еще щенком. Гаур нашёл его дух и вернул силу. На общем совете трех постановили, что имя ему Фильрох.


Неразлучная троица бывала везде, где требовалась их помощь. Их ждали, на них надеялись. Но никто и никогда больше не называл её Айвэ.

***
Светало... Солнце еще не взошло, но звезды уже утратили свой бриллиантовый блеск. Луносветский портвейн так и остался нетронутым. Остывшую баранину доедал неудачливый гоблин. Шаман за соседним столиком, хихикая, лечил перебравших завсегдатаев от похмелья.

- Нам пора, Гаур. - Астреб поднялась из-за стола, потянулась, разминая затекшие конечности, и направилась к выходу. Внезапно вокруг неё закрутились сферы Щита Земли.

- Спасибо, мне не нужно, - буркнула охотница.

- Мне так не кажется, - раздался строгий голос шамана. - Оргриммар отнюдь не безопасен для леди в этот час. Если позволите, я провожу Вас.

Леди Астреб обернулась. Голубоглазый немолодой орк был на добрую голову выше охотницы. Широкое, испещренное старыми шрамами лицо, сломанный в бою клык, волосы цвета снегов Дун Морога. От него веяло силой, уверенностью и спокойствием.

Гаур, усиленно хромая на все четыре лапы и болезненно подвывая, направился к выходу, всем своим видом демонстрируя, что уж он-то точно неспособен защитить одинокую орку. Всезнающая ухмылка духа бродила от клыка к клыку голубой молнией. Нюх на зарождающуюся любовь еще никогда не подводил его.

- Ну, проводи. Надеюсь, ты умеешь лечить хромающих духов волков? - усмехнулась Астреб.

@темы: орки, World of warcraft