11:01 

Несколько дней из жизни демонов

Radomira_Svarog
Чем проще устроен мозг, тем больше напыщенности ему требуется для существования.
Глава 1-2
Начало тут: Награнд
Продолжение тут: Глава 3

Radomira_Svarog и irene-dragon

Несколько дней из жизни демонов

(Фрагмент семейной хроники дома Солнечный Луч)


1. Рыцарь смерти

Семья, друзья, еда. Остальное неважно.
Пандаренская мудрость


По разрушенному городу идет эльф. Странный эльф... И город тоже странный. Кругом развалины домов, пожары, груды развороченного металла. Небо затянуто дымом, в воздухе висит пыль и гарь. Умирающий город словно только что пережил нашествие Плети. Или все же пережил?.. И среди этого нагромождения руин и развалин, смерча и огня, идет еле живой эльф, весь в шрамах, кровоточащих ранах и незаживающих язвах. Он идет, волоча за собой огромный меч, который уже не в силах поднять, и стараясь ничего не замечать. Он больше не может смотреть на это горе, не может осознавать и чувствовать реальность этой беды. Разорванное сердце с трудом качает кровь, и только Солнцу известно, как оно до сих пор еще не остановилось. Или остановилось?.. Воин идет, опустив глаза вниз. Нет сил смотреть в небо... А город в агонии, умирает... Стоны эльфов перемешаны с гулом пламени, со скрежетом падающих строений и со зловещим криком дьявола с ледяными глазами: "Вы все мои! Все до одного!!!"

Даэтари в ужасе закричала и проснулась. Что это? Откуда такой ужасный сон? Эльфийка откинула со лба прилипшую прядь. С тех пор, как в ее сердце поселилась любовь, сны были наполнены радостью, светом, прекрасным вечерним закатом, запахом свежескошенной травы, переливами соловья и журчанием ручейка... Ведьма захлопнула массивный черно-фиолетовый фолиант "Демоны и их применение в условиях окружения", над которым задремала, и потянулась. Ерунда все это. Подумаешь, какой-то дурацкий сон.

Господин Антенариос, Антен... Ее душа, возлюбленный, муж... Мечтательная улыбка заиграла на лице эльфийки. Их странные отношения не так давно взбудоражили всю деревню. Сплетни летали из от одного дома к другому. Соседи выглядывали из окон и провожали их любопытными взглядами. Еще бы - рыцарь смерти и чернокнижница! Обсуждалось все: наряды, запахи с кухни, демоны, интимные отношения, прически, оружие и просто сама возможность возникновения любви к мертвецу и у мертвеца. А уж когда шиварра Шахрили взяла под свою опеку курятник, расписала его в черно-фиолетовой гамме и никого не подпускала к любимым курочкам, тем более с острыми предметами, пересуды было вообще не остановить. Чем же все закончится? Главный вопрос, терзающий обывателей Легкого Ветерка, обсуждаемый всеми, кто умел говорить. А закончилось все пышной свадьбой на западном берегу прекрасного Кель'данаса...

И время остановилось. Увлеченные друг другом легко забывают о времени, оставляют его за порогом восприятия, за дверями спальни, ставшей целым миром. Вселенная уменьшается: лишь её глаза, лишь его прикосновения, - но оказывается очень глубокой: её глаза ярче всех звезд, его прикосновения уносят в бесконечность. А время умирает. Время снисходительно к влюбленным, бежит где-то рядом, подобно лесному ручью, журчание которого теряется в шуме деревьев, не привлекает к себе внимания. Время знает, что рано или поздно они вернутся. Вселенная двух сердец станет слишком маленькой, и они захотят расширить её до размеров остального мира.


Спустя неделю в Легкий Ветерок вернулась семейная чета — Антенариос и Даэтари Солнечный Луч.


Сплетни затихли — что может быть интересного в обычной семье? Отпуск, который дают солдатам на свадьбу, закончился, и Антен вынужден был вернуться на службу. Снова бесконечные дежурства, тролли, звери и нежить на Тропе Мертвых. Даэтари занялась домом и углубленным изучением древних фолиантов. Она навестила родителей и изрядно покопалась в огромной библиотеке своего рода. Ее усилия не пропали даром: она наткнулась на потрепанный, местами заляпанный кровью манускрипт, в котором описывался давно забытый способ консервировать похищаемую чернокнижником жизнь в виде сфер и хранить на "черный день". Потратив несколько дней на восстановление и перевод текста с демонического, проведя множество экспериментов, ведьме, наконец, удалось получить небольшой зеленый шарик похищенной у прыголапа жизни. Это была победа! Случающиеся временами у рыцаря смерти "приступы", сопровождающиеся яростной жаждой убивать, забирать жизнь, боль и страх, теперь можно было если не снять полностью, то хотя бы облегчить, помочь ему вернуть контроль над собой. Но муж отказался использовать изготовленные ей "батарейки".

С момента возвращения Антенариоса мучили противоречия между тем, на что настроена его душа, и его физическим существованием. Эльфы - существа, живущие в гармонии с законами мироздания. В этом их сущность: они - плоть от плоти мира, очень тесно связаны с ним, и все их существование идет по тем же законам, по которым существует мироздание. Нежить — это "тварь", ее бытие законам мироздания противоречит. Антен при жизни был рейнджером, одним из тех, кто из всех эльфов более всего настроен на природное бытие, на резонанс с его законами. А ему навязали противное природе существование. Это противоречие мучило его. Поэтому он старался все делать так, как мог бы поступать живой эльф. Удовлетворять потребность в жизненной силе убийствами - еще куда ни шло. Все убивают, так или иначе - животных для пропитания, опасных существ для защиты, убийство входит в естественный природный цикл. Но делать батарейки на жизненной энергии, как гоблины делают на электричестве!..

Даэтари противоречия не мучили. Каждая трансформация, каждый призыв демона — это удар по мирозданию и его законам. Она сама — "тварь", "тварь" из бездны. Само её существование — нарушение всех законов этого мира. Но ведьма такой родилась, а Антена таким сделали... Приняв позицию мужа как данность, она не стала спорить или убеждать его, что подобные запасы могут и жизнь спасти, а просто спрятала парочку зеленых шариков в потайном ящичке своего стола.

На землю опускался ласковый вечер. Солнце еще не село, но постепенно становилось меньше и меньше, словно кто-то скатывал круглый оранжевый коврик. Скоро вернется со службы Антен, и они будут ужинать, сидя в гостиной у камина, и рассказывать друг другу новости. А потом... Даэтари вышла из-за стола и закружилась по комнате в легком танце мечты, что-то напевая.

Вот уже и солнце спряталось, и Кайли, воспитанница Антена, ушла спать в свою комнату. За окном в саду запели сверчки, тьма вступала в свои права, разгоняемая лишь яркими звездами Кель'Таласа. Даэтари уже три раза подогревала ужин, а Антен все не возвращался...

Чуткие ушки ведьмы уловили далекий, едва различимый топот копыт. Три всадника на ночной дороге. На дороге в Легкий Ветерок... Сердце вздрогнуло и заколотилось в груди... Нет. Ерунда какая. Это все нервы и тот противный сон. Эльфийка махнула рукой и вернулась к фолианту.

- Госпожа Даэтари, откройте! - послышался настойчивый стук в калитку и характерные голоса рыцарей-смерти. Неприятный холодок пробежал по спине. Накинув плащ, она выбежала к калитке и торопливо распахнула ее. Три ночных всадника. Три рыцаря смерти. Сон, проклятый сон!

- Что с Антеном?! Где он? Что случилось? Да отвечайте же!

Ближайший к калитке воин отдал ей честь, не слезая с коня.

- Антенариос тяжело ранен. Покажите, где можно его устроить.

Второй рыцарь выступил из тени к калитке. Впереди себя на седле он держал раненого. Откинувшийся на плечо товарища Антен не подавал признаков жизни. У Даэтари подкосились ноги. Она вскрикнула, прижав ладошки к лицу. Антен. Её Антен. Кто посмел?! Дикая неуправляемая темная ярость начала зарождаться в глубинах ее души.

- Шахрили! - Повелительный взмах рукой, и шиварра встала рядом по стойке смирно, как заправский солдат в ожидании приказа. Шесть рук демоницы вполне могли заменить носилки и максимально комфортно переместить раненого. - Прими господина Антенариоса и отнеси на кровать в спальню. Споткнешься - развею на молекулы, - шепотом добавила чернокнижница, а вслух сказала: - Господа, прошу вас, передайте Антенариоса шиварре. Она перенесет его.

Рыцари переглянулись. Передний (видимо, старший) пожал плечами, кивнул и сделал отрывистый повелительный жест. Солдат подвез Антена к Шахрили. Демоница бережно приняла раненого, распределив руки вдоль его тела так, словно он уже находился на кровати. Бережно, как хрустального, шиварра унесла рыцаря в дом, настороженно поглядывая на госпожу.

- Спасибо, господа, что доставили его, - Даэтари, не удержавшись, всхлипнула. - Я позабочусь о нем. А сейчас прошу извинить, мне необходимо найти лекаря, - поклонилась она.

- Мы доложим о случившемся в штаб, - сказал старший, - найдем и пришлем целителя.

Даэтари кивнула, не в силах говорить дальше. К горлу подкатил комок, глаза предательски пощипывало. Еще раз поклонившись и даже не потрудившись прикрыть калитку, она кинулась к соседнему дому, где жил Фиэннес - младший брат Антена, священник-целитель.

Трансформация. Прыжок.

- Фиэннес, Фиэннес!!! - фиолетовый демон заколотил лапищами в дверь жреца. Еще немного, и дверь вылетела под его напором. Никто не отозвался. Ни священника, ни его молодой супруги дома не было. Впрочем, неудивительно: если бы они были здесь, они бы давно все услышали и сами выскочили к калитке. - О, пламя скверны!

Растерянная эльфийка замерла на пороге пустого дома в состоянии, близком к истерике. Потом, поняв, что помощи не будет, она решительно направилась к своему дому.

Едва сдерживаясь, чтобы не разреветься от беспомощности, страха и ярости, Даэтари осмотрела раненого. Первую помощь ему уже оказали - пусть в полевых условиях, но перевязали вполне грамотно. Раны покрывали все его тело, но кровь, разумеется, не текла - сердце ведь не билось. Ему перевязали, по-видимому, только самые серьезные ранения - на груди, плечах, руках и ногах. Эльфийка достала из сумки первой помощи целительное зелье и влила Антену в рот. Недолго думая, она вытащила из потайного ящика два зеленых шарика, вложила в ладонь мужа и сжала его руку. Чужая похищенная жизнь влилась в него. Мелкие порезы начали затягиваться.

- Антен, любимый! Открой глаза, пожалуйста... Антен, моя душа, - она погладила его по волосам, - очнись, прошу тебя.

Волосы у него были грязные и в крови, лицо как никогда напоминало череп, все складки резко углубились, глаза запали еще глубже, губы обметало. Глаз он не открыл, хотя, похоже, шарики помогали.

- Шахрили, если сейчас тут не будет трех куриц, я зеленый шарик из тебя сделаю!

Шиварра в ужасе шарахнулась от госпожи — выражение ее лица не предвещало ничего хорошего. Шахрили опрометью бросилась из дома. Спустя пять минут она влетела в комнату с шестью летучими мышами в руках. Как она успела добежать до Призрачных земель и обратно, осталось загадкой даже для хозяйки.

- Вот! Подойдут? - демоница радостно размахивала трепыхающимися мышами. - Это даже лучше куриц, правда?

У Даэтари округлились глаза, но времени на размышления не было. Вскоре мышки обмякли, превратившись в зеленые шарики в руках ведьмы. Она вновь и вновь повторяла процедуру вливания жизни, с надеждой глядя на лицо любимого.

- Антен, любовь моя, - по ее лицу текли слезы. Если он не очнется, Кель'Талас останется без прыголапов и дракондоров. Она вытянет жизнь из всей живности, что найдет. Столько, сколько потребуется, что бы вернуть ему силы.

Примерно на пятой мышке Антен открыл глаза. Они были совсем ледяные, но, по крайней мере, он пришел в сознание.

- Лау... рэ...лин... - прошептал он, назвав Даэтари ее настоящим именем, которое она разрешала использовать только ему. - Прости... меня...

- Да ты что, за что прости? - она плакала и осторожно целовала его губы и щеки, гладила волосы, - живой, главное - ты живой.

Шахрили скромно удалилась. Немного постояв на крыльце и подумав, она подняла мешок с доспехами и мечом Антена, который рыцари оставили у калитки, и отнесла в кузню. Они явно нуждались в починке, но им придется подождать, когда хозяин встанет на ноги. После этого шиварра отправилась чинить дверь Фиэннеса.

- Твои друзья обещали прислать лекаря. Фиэннеса нет. Я сделала все, что смогла. - Даэтари прижалась теплой щекой ко лбу раненого. Он слабо улыбнулся.

- Холодно... немного. - Про "немного" он врал: от него буквально несло могильным холодом.

- Сейчас, сейчас, мой лучик. Какая я глупая.

Даэтари разожгла камин, надела Антену синие шерстяные носочки, завернула его ноги в одеяло и укрыла его по самый нос. Потом принесла чашку горячего чая с медом. Сев у изголовья, она осторожно приподняла голову раненого и поднесла чашку к его губам. Антен слабо улыбнулся. Улыбка выглядела жутко, ему явно было трудно улыбаться, но очень хотелось.

- Не.. волнуйся... за меня... Хуже... не... будет. Это... профессиональный риск.

Даэтари всхлипнула. Горячие соленые капельки упали ему на лицо.

- Я не хочу терять тебя, никогда!

- Я... понимаю... прости... - он попытался поднять руку и погладить ее по щеке, рука приподнялась и упала.

- Тебе не в чем винить себя. Я понимаю, ты солдат. Но переживать за тебя, ждать и плакать - это мое право как твоей жены. Глотни еще чаю, пожалуйста. Тебя нужно согреть. - Он послушно выпил еще чая. -Тебе лучше, хоть немного? - Она наклонилась и поцеловала его в макушку.

- Да... теплее. Не... волнуйся... хуже... не станет. Рыцаря... смерти... трудно... убить. Их... было много.

- Трудно, но можно, - Даэтари поставила пустую чашку на стол. Ее руки дрожали. - Снова проклятая нежить?

- Нет... ночные...

- Что?! Как это возможно? Откуда они взялись?

- Это я... и пытался... выяснить.

- Тише, тише. Тебе надо беречь силы. Позже расскажешь. - Даэтари устроила его на подушке и сидела рядом.

- Ничего страшного... все хорошо... хуже... не... станет...

- Куда уж хуже, - эльфийка так испугалась, что у нее до сих пор дрожали ноги. Но он очнулся. Даже говорит. Самое страшное позади, но показать его лекарю все равно нужно. "Фиэннесу я все розы повыдергаю!" Она понимала, что жрец ни в чем не виноват, что молодая семья имеет полное право отправиться в романтическое путешествие и что это просто ее истерика, но все равно злилась. Кто-то должен ответить за боль и раны ее мужа, за то что он лежит сейчас слабый и беспомощный. Антен... Её Антен... И кто-то ответит... Еще как ответит. Ведьма хищно улыбнулась.

Тело Антена медленно согревалось, он больше не мог сопротивляться слабости и начал дремать. Он улыбнулся - еле-еле, но уже не напряженно - и затих, уходя в сон. Похоже, ему и правда становилось лучше: порезы на руках затягивались на глазах. "Завтра наделаю для него "батареек", - решила Даэтари, тихонечко сидя в изголовье. Потрескивание огня в камине, шорох листьев за окном... Незаметно она тоже задремала. Шли часы, вот уже и полночь на дворе. Антен по-прежнему неподвижно лежал на подушках, завернутый в одеяло. Его лицо расслабилось, губы разгладились, белые ресницы спокойно лежали на посеревшей коже.

***
Стук в калитку заставил задремавшую чернокнижницу подпрыгнуть. Калитку никто не запирал, и пришедший стучался из вежливости. Пока полусонная Даэтари искала брошенный куда-то в панике плащ, бдительная Шахрили уже открывала калитку.

Во двор вошел пандарен. Кажется, увидев шиварру, он изумился, но взял себя в руки и поклонился, сложив руки.

- Я мастер Шо, наставник монахов из Луносвета. Мне передали, что проживающему здесь рыцарю срочно требуется помощь целителя.

- Добрый вечер, господин, входите, - шиварра изящно поклонилась.

- Да, да нам очень нужен целитель, - от дома неслась встрепанная Даэтари. Плащ она так и не нашла и выбежала в одном платье. - Мастер Шо, вы не представляете, как я рада вас видеть! Прошу вас, пойдемте со мной.

- Я следую за вами, госпожа, - отозвался пандарен и поспешил следом за хозяйкой в дом.

- Сейчас он уснул, но его привезли всего израненного. Он был холодный как лед, я так испугалась. Вы поможете ему, правда? - всю дорогу до дома ведьма тараторила без передышки. Это очень походило на приступ нервной женской истерики.

- Мне уже не раз приходилось оказывать помощь рыцарям достойного ордена Черного Клинка, - очень мягким и спокойным голосом отвечал пандарен. - Когда кого-то из них ранят, они часто обращаются ко мне. Думаю, что и на этот раз я сумею помочь вашему достойному... брату.

- Какому брату? - Даэтари не сразу поняла, о чем говорит монах. -У меня нет братьев.

- Ну, как же - тому, который ранен. Мне сказали, что хозяйка дома встретит меня.

- Я хозяйка, и ранен мой муж. Он там в спальне, проходите. Вам, наверно, нужно помыть руки?

- Муж? - Похоже, у пандарена в голове с треском рвался какой-то шаблон. Но монахи привычны на все смотреть философски, так что он убрал обрывки шаблона куда-то в дальний карман. - Простите мою самонадеянность, госпожа, я не знал, что у рыцарей смерти бывают супруги. Да, лапы помыть не помешает.

- Шахрили! Горячей воды и мыла, господину Шо нужно вымыть руки. - Через две минуты у лекаря было все, включая белоснежное полотенце, висевшее на нижней руке учтиво склонившейся шиварры.

Монах тщательно вымыл лапы, вернул шиварре полотенце и потопал в спальню. Антен по-прежнему спал. Неизвестно, что подумал пандарен, увидев это явно мертвое лицо на двуспальной кровати. Но он не подал виду, а опустился на колени перед кроватью, осторожно поднял одеяло и принялся за осмотр. Похоже, ему не нужно было снимать повязки, чтобы оценить состояние пациента - он водил лапами над забинтованной грудью Антена и что-то бормотал себе под нос. Даэтари тихонько стояла за спиной пандарена, нервно сжав кулачки на груди. Наконец мастер Шо кивнул сам себе.

- Состояние удовлетворительное, - сказал он. - На данный момент вашему супругу ничто не грозит, кроме... как бы это сказать... характерного для этого Ордена энергетического голода. Проще говоря, ему нужна будет жизненная сила для выздоровления. Но вы это наверняка и сами знаете. Я могу сменить повязки - все-таки его явно перевязывали в полевых условиях, хоть и грамотно - и во время перевязки облегчить тяжесть ран. Но тогда его придется побеспокоить.

- Да, я знаю. У него будет столько жизни, сколько понадобиться, - из уст ведьмы это прозвучало несколько жутковато. - Не думаю, что он проснется. Шахрили подержит его, а вы перевяжите, пожалуйста. Главное, что бы ему не было больно.

- Я постараюсь не причинить боль. Поэтому здесь я, а не ваши достойные священники, - пояснил мастер Шо, распаковывая перевязочный материал из своей лекарской сумки.

Шахрили осторожно приподняла Антена, верхними руками она придерживала голову, а средними руки.

- Так, хорошо, - мастер Шо так же осторожно развязал бинты на груди, осмотрел раны и покачал головой. - Сильно ему досталось. Хорошо, что он неж... я хочу сказать, что его состояние само по себе защитило его. Уважаемая демоница, пожалуйста, подержите его вот так какое-то время.

Монах начал читать заклинания, выполняя движения какого-то замысловатого ритуального танца. Располосованная в нескольких местах грудь заживала на глазах. Потом он развязал повязки на руках и ногах Антена.

- Вот оно что. Сухожилия. Ему достались умные противники, - кивнул монах. - Соображают, что до тех пор, пока рыцарь смерти в состоянии наносить удары, с ним практически невозможно справиться. Умные, ловкие и сильные. Ну ничего, и сухожилия сейчас срастим.

"Мы еще посмотрим кто тут умный, ловкий и сильный!" - ведьма с яростью сжала кулаки. Мастер Шо еще какое-то время продолжал свое выступление, потом закончил перевязку и сказал Шахрили, что раненого можно укладывать обратно в постель.

- Рекомендации традиционные: покой, уход, хорошее питание и много питья. И в его случае - жизненная сила. Подойдет любая мелкая живность, с которой он будет в состоянии справиться. Например, можно купить кур или кроликов. Если что-то пойдет не так, вы всегда сможете найти меня на Площади Странников в Луносвете.

- О, спасибо вам, мастер Шо. Я все сделаю, как вы говорите. Но ему не нужно ни с кем справляться. Только покой, я дам ему жизненную силу уже в готовом виде. Ох... - Даэтари тяжело осела в кресло и закрыла лицо руками. Кажется, когда нервное напряжение спало, силы покинули ее.

Пандарен удивленно приподнял брови, но, видя хозяйку в таком состоянии, подошел к ней.

-Пожалуйста, госпожа, возьмите себя в руки. Я понимаю, вы сильно беспокоились, но сейчас опасность позади. А вам понадобятся силы, чтобы ухаживать за супругом. Поэтому позвольте мне, как целителю, дать рекомендацию и вам: ложитесь спать. И не забывайте хорошо кушать. Без еды у вас и сил не будет. Если вы хотите, я могу оставить для вас успокаивающей микстуры, - пандарен вытащил из сумки пузатую бутылку (явно из-под того варева, которым славны пандарены), полную темной жидкости, поставил ее на столик и поклонился, сложив лапы.

- Нет, нет. Все в порядке. Я просто переволновалась. Пойдемте, я провожу вас, господин Шо. Спасибо вам. Теперь я смогу уснуть.

- Даэтари проводила монаха до калитки. Там мастер попрощался и, в последний раз исполнив свой пандаренский поклон, исчез в ночи.

- Госпожа, я не смогла починить дверь. Вы ее ээ... с косяком...

- Тогда покарауль, пожалуйста, что бы не залез никто, а если господин Фиэннес вернется, расскажешь ему все. - Ведьма задумчиво смотрела в темноту ночи. - И еще. Как сказал лекарь, господину Антенариосу понадобится много жизненной силы. Так что готовься, завтра мы идем на охоту.

- А на кого будем охотиться? - демоница радостно потерла все шесть ладошек.

- На ночных эльфов... - ведьма резко обернулась к шиварре, и та широко улыбнулась. Зеленое яростное пламя глаз Даэтари, проступившие клыки и сумеречные рожки, предвестники трансформации, говорили об одном - завтра у Шахрили будет пир.




2. Лиловый эльф

Хотите, я его стукну? Он станет фиолетовым в крапинку.
"Тайна третьей планеты"


- Кайли, детка, проснись, пожалуйста. Мне очень нужна твоя помощь.

Открыв глаза, Кайли с удивлением обнаружила у своей кровати госпожу Даэтари в полной боевой экипировке.

- Ты только не волнуйся, но вчера кое-что произошло... - Ведьма несколько замялась, не зная, как лучше сказать девочке о случившемся.- Господина Антенариоса ранили. Только не волнуйся, уже приходил лекарь, и сейчас все хорошо. Антен пока еще спит. Понимаешь, мне с Шахрили нужно уйти на охоту... А Антену нужен уход. Его нужно покормить и постоянно давать горячее питье. Обязательно горячее. Я все оставила на кухне, на столе. Там молоко и чай с медом. Мы постараемся управиться побыстрее. И еще, у господина Фиэннеса вчера эм... случайно сломалась дверь. Я вызвала плотников. Когда они сделают дверь, отдай им денежку. Золотые я оставила там же, на столе. Ты справишься, милая? - Даэтари нежно погладла сонную Кайли по волосам, наклонилась и поцеловала в щеку. Кайли протерла глаза кулаками и приподнялась на локте.

- Так, господину Антенариосу - еду и горячее питье, плотникам — деньги. Правильно? Да, я все сделаю. - девочка села в постели и потянулась к своей одежде.

- Правильно, милая. Мы быстро: туда и обратно.

Несмотря на то, что с утра Даэтари "скормила" любимому двух прыголапов и четыре летучие мыши, она торопилась. Кто знает, сколько еще жизненной силы потребуется Антену для восстановления? Позволять ему вставать и идти убивать кого-то она явно не собиралась.

Однако вояж затянулся. Солнце уже клонилось к горизонту. Теплый вечер вошел в свои права сделав краски мягче, а запахи насыщеннее. Возле калитки раздались звуки возни, демонический смех Шахрили и оркские ругательства ведьмы, перемежаемые каким-то поскуливанием.

- Брось его возле курятника. Нет, дай его сюда, я его убью! Проклятый! - У изящной эльфийки вырвалось оркское словечко. - Нет, брось все же возле курятника. Пойдет Антену вместо твоих куриц.

Возле курятника раздался грохот - похоже, что-то скинули под забор и слегка об него же и приложили.

- Уууй, - послышались подвывания Даэтари и демонический смех шиварры. - Так, займись своими курицами, а я загляну к Антену и как-нибудь слетаю в Луносвет.

На дорожке послышались шаги эльфийки, направляющиеся к дому. Судя по звукам, она хромала, продолжая сквозь зубы ругаться по-оркски.

Даэтари заглянула в спальню - очень осторожно, чтобы не разбудить Антена, если он спит. В спальне обнаружилась Кайли, читающая какую-то книгу при свете настенного светильника, и дремлющий Антен. Занавески были тщательно опущены, и в спальне стоял полумрак, несмотря на то, что солнце еще не зашло. Рыцарь смерти выглядел немного получше, чем вчера, его спокойное лицо уже несколько меньше смахивало на череп. Он был тщательно укрыт, и в спальне было очень тепло, хотя и не душно. Даэтари на цыпочках подошла к кровати и прижала палец к губам.

- Тшшш... Как он? Просыпался? - Эльфийка поцеловала Кайли в макушку. - Устала, милая?

- Да, просыпался, - прошептала Кайли, отрываясь от книги. - Я его покормила обедом и давала пить, как вы сказали. Он почти все время спит, но это же хорошо? Ничего, мне не трудно.

Даэтари встала на колени перед кроватью и вложила в ладонь Антена крупный ярко-зеленый шарик, напряженно вглядываясь в лиц возлюбленного и нежно поглаживая его по волосам. Кайли сзади было хорошо видно разорванный плащ и пятна крови на нем и на платье.

- Сможешь посидеть еще полчасика? Я навещу мастера Шо и вернусь. Вот только платье переодену.

- Конечно, я посижу, сколько нужно. Да, и плотники тоже приходили, починили дверь господину Фиэннесу.

Зеленый шарик оказал почти чудодейственное воздействие - складки на лице Антена начали разглаживаться, сквозь серый цвет кожи проступил смуглый оттенок. Похоже, он почувствовал то ли поступление энергии, то ли присутствие Даэтари, потому что, не просыпаясь, улыбнулся уголками губ.

- Любимый... - Даэтари нежно поцеловала Антена в щеку. - Еще полчасика, Кайли, хорошо? - Кряхтя, эльфийка встала и, прихрамывая, ушла переодеваться.

***
На площади Странников в Луносвете Даэтари без труда нашла мастера Шо, более известного как Шо Мудрый. Монах занимался с группой учеников на газоне недалеко от тренировочного огневого рубежа Следопытов.

- Мастер Шо! О, простите великодушно, вы из-за нас, наверное, не выспались прошлой ночью, но я вновь вынуждена потревожить вас. Понимаете, я не могу обратиться к нашим жрецам. Это такое деликатное ранение... Я боюсь, там останется жуткий шрам, который испортит столь любимую мужем часть тела... А дротик был отравлен, я, конечно, выпила противоядие, но на всякий случай мне нужно, что бы кто-то осмотрел меня... - смущенно тараторила Даэтари, густо краснея. Мастер Шо поднял брови.

- Прошу вас, госпожа, не волнуйтесь. Пойдемте, я взгляну на вашу рану.

Монах велел старшему ученику продолжить занятие в его отсутствие и увел Даэтари в небольшую комнату в Приюте Странников, где он, по-видимому, занимался с учениками в плохую погоду. Даэтари пугливо оглянулась вокруг и, доверительно наклонившись к мохнатому уху, прошептала:

- Вы не будете смеяться, правда?... Я теперь сидеть не могу... - она указала пальцем на правую часть того, что у эльфов пониже спины. Сквозь платье проступала выпуклая повязка. Ведьма густо покраснела: - Вы ведь никому не скажете?

Монах пожал плечами:

- Ягодицы - такая же часть тела, как плечи, грудь и спина, и так же подвержена ранениям. Конечно, если вы не желаете, я никому не скажу. Прошу вас, лягте вот здесь на кушетку на живот, я продиагностирую ваше ранение.

Даэтари неуверенно легла на кушетку, все время краснея.

- Это так замечательно, что вы не эльф... Показывать это, эм... ранение эльфу я бы не решилась. Но ведь это же смешно - так глупо подставиться под дурацкий дротик этого ушастого! - Далее снова последовало оркское ругательство. - Да надо мной весь Луносвет смеяться будет... А шрам останется? А можно так, чтобы не осталось?

- Мне трудно судить, почему бы всему Луносвету нужно смеяться над этим, - ответил монах. Психологические проблемы Даэтари явно свистели мимо него. - Эльфы по-прежнему являются для меня загадочной расой. Прошу вас несколько минут помолчать, мне нужно сосредоточиться как можно тщательнее. - Монах пару минут поводил лапами над раной. - Яд нейтрализован полностью, осталось только небольшое воспаление и нарушение целостности кожи. Скорее всего, небольшой белый шрам останется, но ничего страшного. Приступаем к лечению?

- Угу, - нервно вздохнула Даэтари, - мне еще нужно сидеть возле мужа. Главное, чтобы не болело.

- Я понимаю. Постарайтесь расслабиться.

Монах начал читать заклинания, исполняя какой-то ритуальный танец. Рану слегка защипало, потом она зачесалась, но и это ощущение постепенно слабело.

- Великое Солнце, как можно было так попасться? А я себя считала великой ведьмой. Эх... - вздыхала Даэтари, качая головой.

Чесотка прошла, осталось небольшое потягивание, ослабло и оно.

- Вот и все, - сказал мастер Шо. - Если вы можете пожертвовать скромному монаху два золотых, я буду весьма благодарен.

- Ой, простите меня. Я так разнервничалась, что совсем забыла. А сколько вам пожертвовать за спасение моего мужа? - Ведьма протянула пандарену мешочек с золотом. - Тут 50 золотых. Жизнь Антена стоит больше, но больше у меня нет.

Монах покачал головой:

- Ваш супруг является солдатом талассийских войск, раненым при исполнении воинского долга. Его лечение полностью оплачивается правительством и Орденом Черного Клинка. Лишнего мне не нужно, наше учение говорит, что следует довольствоваться малым. Двух золотых будет вполне достаточно.

- Спасибо вам, господин Шо.

Даэтари оставила монаху два золотых и, поправив платье, со всех ног помчалась к укротителю дракондоров. "Домой, скорее домой!"

***
Вернувшись, Даэтари вошла в спальню и мягкими бесшумными шагами подошла к кровати.

- Кайли, детка, я вернулась. Ты кушала сегодня? Тебе стоит пойти отдохнуть.

- Да, я тоже пообедала, - ответила девочка. - Господин Антенариос просыпался, выпил горячего молока и спрашивал, где вы. Я сказала - поехали в Луносвет по срочному делу, скоро вернетесь.

Кайли вышла из комнаты еще более бесшумно - сказывались рейнджерские тренировки. Антен по-прежнему спал или дремал.

- Милый, у тебя жена такая растяпа, - сказала Даэтари, гладя Антена по волосам. - Но мы отомстили за тебя, немного...

Антен медленно открыл глаза.

- Лаурэлин...

- Мой лучик! Тебе лучше?

- Вроде бы да. - Он приподнял руку, дотянулся до щеки Даэтари, рука бессильно упала - но все-таки успел коснуться.

- Мы с Шахрили притащили тебе подарок. Убьешь, когда сможешь вставать.

- А до тех пор ты собираешься... держать его здесь и кормить?

- Насчет кормить я не подумала... - Эльфийка почесала в затылке. - Нет, ну ты представляешь, этот разбойник успел метнуть дротик. - Даэтари прорвало: - Нет чтобы умереть спокойно, как остальные, он тут дротики швыряет. Знаешь, куда он попал? В мою чудесную попку! Ты бы слышал, как ржала Шахрили! Надо мной! А больно-то как. Ууу, - ведьма снова добавила оркское ругательство. - В общем, мы притащили этого ушастого наглеца сюда. Там, в курятнике валяется. Пусть умрет страшной смертью!

- Где вы... его нашли?

- На Темных Берегах, - смущенно опустила глаза Даэтари. - Я была зла на ушастых, а Шахрили голодная. Мы немного поохотились...

- Как... твоя рана?

- Да ерунда. Мастер Шо все вылечил за две минуты. Но позор-то какой! Не мог куда-нибудь поприличнее попасть? Нет, я сама его убью!

- Убей. - Иногда становилось понятно, что это рыцарь смерти, а не кто-либо другой.

- Нет, пусть помучается и подрожит от страха. И потом, твою жену ткнули дротиком, да еще отравленным. Его непременно должен убить ты. Что же, мы зря тащили его в такую даль?

- Да еду на него жалко переводить... А убивать того, кто сам умирает от голода... что толку?

- Ладно. Один день я его покормлю. А может, погонять его по Кайлиному огневому рубежу? Пусть девочка потренируется пока. Хоть еду отработает.

- Я не возражаю... Только пусть Шахрили следит за ним...

- Что же тут понадобилось ночным? Вам удалось узнать? - Даэтари прижалась щекой к его щеке.

- Они часто устраивают диверсии... У них база на Шаландисе... Наблюдатели сообщили, что прибыли несколько кораблей из Дарнаса...

- Ну ничего, мы им тоже устроили диверсию, - хищно ухмыльнулась ведьма. - Шахрили сказала, что в нее больше не лезет, и интересовалась, не хотят ли тебя поранить дренеи.

- Пока дренеев я здесь не видел... Мне поручили выяснить, почему эти корабли... пришли... но мне... не удалось...

- Не хочу тебя расстраивать, но ты должен это принять. Сейчас нет другого выбора. Ты сам сказал, что не можешь убивать. - Чернокнижница вложила зеленый шарик "батарейки" в ладонь мужа. - Прости. Я не могу позволить тебе лежать без сил.

Антенариос раздавил шарик, впитывая чужую жизнь, и закрыл глаза.

- Буду давать тебе зеленые "таблетки" раз в три часа. Если будет мало - ты мне скажи. Хорошо?

- Да.

- Поспи немного. А я пока покажу Кайли эльфа. Она еще не видела ночных, и ей должно быть интересно. Да и покормить его надо чем-то. Котлетки из копытня с тыквенной кашей подойдут, как думаешь?

- Ему все подойдет, включая свиные помои, - жутковато усмехнулся Антен.

- У нас же нет свиней. Где я возьму помои? - Даэтари растерянно уставилась на мужа. Антен невольно рассмеялся:

- Я хочу сказать, что ему подойдет любая еда. Только не забывай оставлять ему воду, если не хочешь, чтобы он умер от жажды.

- Хорошо, а теперь спать и выздоравливать.

***
Даэтари подошла к комнате Кайли, постучалась и заглянула. Кайли валялась на кровати и продолжала читать книгу.

- Можно к тебе?

- Да, конечно. - Девочка резко села на кровати и отложила книгу.

- Устала сегодня? Прости, что мы задержались. Хочешь завтра пострелять по движущейся ушастой мишени?

- Ничего страшного. Ну, я хочу сказать, что господин Антенариос... он столько сделал для меня! Хорошо, что я могу хоть немного сделать для него... то есть плохо, что ему плохо, но хорошо, что я могу ему помочь... - Девочка явно запуталась в этой сложной этической конструкции. - А движущаяся ушастая мишень - это заяц?

- Не совсем заяц... Ночной эльф, вообще-то...

Девочка широко раскрыла глаза.

- Ночной эльф??? Я никогда их не видела, откуда он взялся у нас?

- Он имел неосторожность покуситься на... В общем, он осмелился метнуть в меня дротик, и мы с Шахрили притащили его сюда для жестокой расправы. - Даэтари звонко рассмеялась. - А взяли мы его на Темных берегах.

- Я не знаю, - задумчиво сказала девочка. - Я знаю, что ночные эльфы плохие, они враги. Я читала, как они прогнали нас из Калимдора. А теперь присылают своих шпионов и хотят сделать нам что-то плохое. Они ранили господина Антенариоса. Но я... не уверена... что у меня получится стрелять в эльфа. Я еще никогда... не убивала разумных существ.

- Хорошо, моя девочка. Не будем в него стрелять. Если интересно, можем покормить. Он там, в курятнике. Его Шахрили караулит.

- Но ведь его притащили сюда для жестокой расправы? Значит, я должна его убить?

- Ты никому ничего не должна. Про жестокую расправу - это шутка. Когда господин Антенариос поправится, он сам решит, что делать с ночным.

- А, тогда понятно, - кивнула Кайли. - Вообще... мне было бы интересно посмотреть на живого ночного эльфа. Я видела их изображения, но на самом деле — никогда.

- Отлично. Сейчас я соберу пленнику что-нибудь поесть, и пойдем. Подождешь меня?
Конечно! - Кайли подпрыгнула на кровати.

Даэтари ушла на кухню, положила в тарелку каши и две котлетки. Налила в кувшинчик чистой воды. Достала ложку (вилку лучше не давать). Почесала раненое место.

- Кайлии!!! Кайли! Я тебя ждуу!

Девочка вылетела из своей комнаты:

- Я тут, госпожа Даэтари!

- Вот, неси кувшинчик с водой, у меня не помещается в руках. Пойдем.

Они направились к курятнику. Завидев госпожу, шиварра вскочила и начала маршировать вокруг пленника, явно подражая стражам Луносвета. У забора валялся связанный, как кокон бабочки, эльф. Во рту - кляп из рулона бинтов. Глаза завязаны. Практически не видно ничего, кроме ушей. Кайли внимательно посмотрела на сверток:

- Это он?

- Ага. Вон видишь, уши голубоватые. Или сиреневатые. Тебе как кажется?

- Лиловые, как лаванда. - Упомянутые уши дернулись, похоже, зарегистрировав, что их обсуждают. - Интересные уши. - Кайли явно была немного разочарована тем, что кроме ушей, ничего не видно, но старалась не подать виду.

- Шахрили, ты это, кляп-то вытащи и глаза развяжи. Госпожа Кайли желает посмотреть на него.

Шиварра выполнила приказ, не забыв "мило" улыбнуться в развязанные и вытаращенные глаза. Кайли внимательно разглядывала пленника.

- Он странный. И некрасивый. У нас мужчины гораздо красивее.

Молодой, лет 15 (по человеческим меркам), лиловый эльф в ужасе разглядывал окружившую его компанию. Похоже это была его первая вылазка из Дарнаса. Возможно, последняя... Его рот открывался и закрывался, видимо, не находя слов. Его можно было понять - шестирукий демон, ведьма с хищной улыбочкой. Кайли выглядела самой безопасной из них.

- Ну, когда они становятся постарше, в них можно найти что-то привлекательное.

Эльф увидал кувшинчик в руках девочки и что-то пролепетал на дарнасском, впившись в него глазами.

- Кажется, он хочет пить. Дашь ему воды, или страшновато?

- Я дам. - Кайли решительно подошла и принялась поить пленника.

- Смотри-ка, пьет. Ты зачем дротик швырял? Шпана малолетняя. Давайте развяжем его - не кормить же с ложечки. Меня охотница Астреб научила хитрому узлу. Свяжем руки и ноги. Будет рыпаться - сильнее затянет.

- Давайте, - согласилась Кайли.

Шахрили размотала "куколку". Даэтари ловко стянула запястья и щиколотки кожаными ремешками. Теперь эльфа стало видно полностью. Худощавый, нескладный, глаза, наполненные голубым сиянием.

- Как тебе? - спросила ведьма

- Он мне кажется совсем некрасивым, - ответила девочка, внимательно разглядывавшая ночного. - Но это же совсем другая раса. Может, по их понятиям он красавец? А мы с вами кажемся ему уродинами.

- Может, и так, - пожала плечами Даэтари. - Ладно, пойдем спать. Завтра решим, что с ним делать.

Ведьма поставила на землю перед эльфом тарелку и протянула ему ложку:

- Ешь. Шахрили, головой отвечаешь.

Затем ведьма увела Кайли в дом. Девочка послушно шла следом, но несколько раз оглянулась на пленника.

Проводив Кайли в спальню и поцеловав на ночь Даэтари вышла на крыльцо. Задумчиво постояла, ежась от вечерней прохлады. Тяжело вздохнув, покачала головой и, схватив теплый меховой плащ, принесла его пленнику.

- Вот, завернись, а то замерзнешь.

Мальчишка, поняв, что сегодня его не убьют, завернулся в плащ и начал есть, с опаской косясь в сторону грозной демоницы. Ведьма рассмеялась и убежала в дом к своему лучику, к своему Антену.

***
На следующий день Даэтари проснулась ранним утром. Первые солнечные лучики уже проникли в спальню, но еще не шалили, осторожно оглядываясь в полумраке. Антен спал. Даэтари прижалась к нему - теплый. Это хорошо. Выглядел он намного лучше. Можно даже сказать, посвежел. Первым делом ведьма "накормила" его зеленой "таблеткой" и нежно поцеловала в упрямо сжатые губы. Выскочив из кровати, она достала из ящика стола фиолетовый мешочек и пересчитала оставшиеся шарики - 15 штук. Вчера у ушастых был неудачный день... Шахрили "объелась" и отказалась поглощать душу наглого мальчишки, аргументировав это тем, что она лопнет. Даэтари почесала маленький шрамик на нежном месте. "И зачем он метнул этот дурацкий дротик? Мы же не собирались его трогать, искали более достойную добычу. Глупый мальчишка. Возомнил себя великим героем."

Потянувшись, эльфийка направилась к окну - надо посмотреть, как там пленник. Пленник был на месте. Почти на месте... Шахрили привязала к его талии веревку и теперь лениво наблюдала, как лиловый эльф поливает грядки Фиэннеса. "Что ж, кто-то должен делать это, пока хозяина нет дома." Кстати, ночной делал это очень умело, не топтал грядки, не заливал цветы. "Молодец."

Даэтари умылась, влезла в строгое черное (чтобы боялся) платье и направилась на кухню. Стакан молока и пара бутербродов - вполне подходящий завтрак для эльфенка. Поставив все это на поднос, ведьма неспешно направилась к пленнику, не забыв для солидности выпустить сумеречные рожки.

Поливка уже закончилась, и шиварра с ночным о чем то оживленно спорили, причем он на дарнасском, а она на талассийском. Впрочем, это не мешало им понимать друг друга. Судя по всему, ушлая демоница пыталась припахать бесплатную рабочую силу к чистке курятника, что не вызывало у лилового особого энтузиазма. Кажется, шиварру наглый разбойник уже не боялся, но появление ведьмы заставило его замолчать и прижать ушки.

- На, ешь. - Даэтари протянула поднос.

Эльф нерешительно принял и осторожно принюхался к еде. Шахрили прыснула:

- Ешь, не бойся. Кто же станет травить будущую еду?

- Как тебя зовут? - в строгом голосе ведьмы звучал металл войны. Эльфенок непонимающе уставился на нее, хлопая глазами. Лиловые ушки шевелились, что, видимо, означало высокую мозговую активность.

- Да он же не понимает, госпожа, - захихикала Шахрили. - Совсем дикий народ, на дереве живут. Небось, и ведьму в первый раз видит.

- Второй, - невозмутимо заметила Даэтари, - вчера виделись. - Заживающий шрам не вовремя зачесался, но эльфийка не собиралась терять лицо перед этим ночным детенышем. - Шахрили. - Ведьма указала на демоницу, - Даэтари, госпожа Даэтари. - указала на себя. - Твое имя? - она ткнула в грудь лилового.

- Нарсиль, - гордо вскинув подбородок, заявил мальчишка. Даэтари хмыкнула:

Ладно. Пусть поест. Там видно будет.

Вернувшись на веранду, чернокнижница долго смотрела, как эльфенок жует бутерброды, сидя на плаще возле курятника. Злость прошла, ярость выплеснулась там — на Темных Берегах. Она стоила ночным двадцати жизней. Двадцати и одной, жующей бутерброды. Эльфийка вздохнула. Ей уже не хотелось убивать безоружного глупого маленького ночного эльфа. Совсем не хотелось. Особенно на глазах у Кайли. Война - это война, а тут запуганный ребенок в чужом враждебном месте. "Что же с ним делать?" Даэтари покачала головой и вздохнула. "Скорей бы Антен поправился, он всегда знает, что делать." Еще раз вздохнув, она отправилась на кухню. Мастер Шо сказал, что раненому нужно хорошее питание.

Немного времени спустя Даэтари вкатила в спальню тележку, заставленную так, что можно было накормить целую роту демонов. Усевшись на край кровати, она взяла ладонь Антена, прижала к груди и начала терпеливо ждать, когда он проснется.

Антен открыл глаза. Даэтари была рядом, и мертвое сердце сжалось от нежности и сочувствия - он увидел ее взгляд. Она тревожится за него... В который раз душу стиснула досада - он не стоит этого, не стоит того, чтобы за него переживали. Просто еще один мертвец, поднятый, чтобы убивать. Но нет смысла говорить об этом - она его любит и, конечно, переживает. Хотя опасности уже давно нет.

Он чувствовал, что к нему возвращаются силы - благодаря и отдыху, и еде, и ее особому умению запасать жизненную силу. Она честно сказала, что это из ночных эльфов... Ну что ж. Они враги. Ночные сами выбрали ту сторону баррикады, присоединившись к Альянсу и, фактически, заняв там то место, которое раньше занимали высшие. Военные смотрят на эти вещи просто: врагов нужно убивать. А как убивать и что делать с полученной жизненной силой, решает тот, кто убивает. Он улыбнулся ей.

- Доброе утро, Лаурэлин... Или уже день?

Даэтари поцеловала ладонь, которую прижимала к груди.

- Позднее утро, моя душа. Давай завтракать.

Она приподняла Антена и помогла ему сесть, подложив под спину подушки. Потом нерешительно посмотрела на заваленную снедью тележку, думая, с чего начать.

- Попей теплого молочка для начала, - предложила она с улыбкой, поднося расписную чашку к его губам. - Смотри, сколько вкусного. Вот салатик с копченой бешенкой. А вот тут свежие яйца всмятку от Шахрили - деликатес. - Даэтари взяла ложку и принялась кормить раненого.

Антен вынужден был признать, что все это ужасно приятно - и то, что он, просыпаясь, видит Даэтари, и ее забота, хотя кормежка с ложечки и несколько странна - вроде он уже ложку и сам бы удержал. Но у него было ощущение, что ей ужасно хочется все это делать. С улыбкой он принимал ее ухаживания, по возможности успевая прижаться к ней виском или потереться ухом.

Неожиданно во дворе раздался странный шум и крики на демоническом и дарнасском. Крики сопровождало кудахтанье и возмущенное кукарекание. Даэтари изумленно повернула голову к окну и нервно сглотнула.

- Ты знаешь, мой лучик, убил бы ты ушастого поскорее, а то чует мое сердце неладное. - За окном послышался стук, словно чьей то головой пытались сломать забор. Эльфийка вздохнула и с нехорошими предчувствиями подошла к окну посмотреть. - Ой, Антен! Они дерутся!

Эльфийка всплеснула руками и с интересом принялась разглядывать происходящее возле курятника. А происходящее достойно было кисти лучших художников Луносвета. Мелкий лиловый эльф сидел верхом на лиловой же демонице и мутузил ее связанными руками по бокам.

- Ох, он ее два раза ущипнул за ляжку и натянул тиару на глаза! Ну, все. Сейчас она его порвет на шесть кусочков, и ты останешься без сладкого. Да какой паук их укусил?!

- Что он из себя представляет, этот ваш ночной эльф? - спросил Антен. - Приведи его сюда, я на него хотя бы посмотрю.

Даэтари немного изменилась в лице и с сомнением посмотрела на мужа.

- Милый, только не в доме. Тут же Кайли. Она не готова...

- Кайли у себя. - жестко оборвал ее рыцарь. - А я пока еще не встану. И я прошу всего лишь показать его мне.

- Хорошо. - Ведьма спрятала глаза, что-то разглядывая на полу. - В любом случае надо разнять драчунов.

Напустив темную ауру, она выпустила рожки и грозной поступью направилась к курятнику. Антен услышал новые звуки, визги и ругательства на оркском и дарнасском. Спустя долгих пять минут фиолетовый раскрасневшийся демон, являющийся по совместительству его женой, ввалился в спальню и запустил ушастый "снаряд" к изголовью кровати.

- Вот! - прорычал демон. - Его зовут Нарсиль. Я его убьююююю, - демон принял нормальный вид разъяренной эльфийки, потирающей лиловый синяк на предплечье.- Нет, ну ты только подумай, он обозвал Темную Госпожу общипанным цыпленком!

- Он так хорошо знает талассийский? - приподнял брови Антен. Даэтари пожала плечами:

- Так сказала Шахрили. Темная Госпожа - это её любимая белоснежная курица.

Эльфеныш, стукнувшись о ножку кровати и увидев, к кому его "запустили", явно приготовился гордо умереть. Он встал в полный рост, расправил плечи и уставился сияющими глазами на рыцаря смерти. Презрительно брошенные в лицо фразы на дарнасском (точно героического характера) довершили картину.

- Моя душа, может, не надо?..

Антен явно думал обо всем этом много нелицеприятного, но вслух сказал только:

- Так его убьешь ты, или мне его убить?

Даэтари, замявшись, оттащила эльфенка от кровати за веревку, привязанную к поясу.

- Конечно, тебе, но ты сейчас не можешь, тебе нужно поправиться. А он пока посидит с Шахрили, грядки пополивает, - ведьма невзначай выпихнула мальчишку из спальни. - А потом убьешь. Тебе же нужно будет размяться. Да?

- Верни его, пожалуйста.

Даэтари прижала ушки, словно пойманная на воровстве в таверне у Веландры, и демонстративно притащила щенка за шкирку обратно. Но ее захват, увы, был не таким жестким, как следовало бы.

- Оставь его и отойди. Я вполне могу убить его сейчас, но мне нужно, чтобы ты не попала под ледяной ветер.

- Антен! - Даэтари теребила черный локон. - Ты еще слаб, тебе нельзя так напрягаться. - У нее защипало в глазах, губы задрожали. - Может, позже?

Нарсиль не понимал ни слова, но взгляд Даэтари сказал ему все. Ночной эльф благородно поклонился ведьме и развернулся лицом к своей ледяной могиле.

- Антен! Не надо, - со слезами взмолилась эльфийка.

Рыцарь смерти приподнялся в постели и сел попрямее. Брови сошлись на переносице, взгляд стал ледяным.

- Лаурэлин, это не кошечка и не дракондоренок. Это враг, молодой, но уже способный держать оружие. Если ты уже успела настолько привыкнуть к нему, что готова разрыдаться при мысли о его смерти, что будет потом?

- Потом я убью его в бою, - тоже упрямо свела брови ведьма. - В бою! А не как тупую беспомощную овцу в своем доме.

- В каком бою?

- В том, в который он однажды ввяжется.

- А ты знаешь, какое наказание по талассийским законам полагается тому, кто, имея у себя во власти представителя вражеского государства, предоставит ему свободу до такой степени, чтобы позволить ему вмешаться в бой?

Эльфенок непонимающе переводит глаза с одного на другого.

- Тебе - изгнание, мне — трибунал, лишение воинской чести и права носить оружие. Кайли снова попадет в приют. Ты что, думаешь, что из вражеского солдата можно сделать домашнюю зверушку?

- Мне все равно. Я не могу убить ребенка в нашем доме. Я не думаю, я знаю, что так неправильно. Мне нужно было убить его сразу там, на Темных берегах...

- Нужно было. Но ты притащила его сюда и позволила себе привязаться к нему. Какой ребенок? Это вполне взрослая половозрелая особь. Молодая, но оружие вполне способная поднять. Вспомни, как он ранил тебя дротиком.

- Да ерунда. Все уже зажило, - Даэтари почесала место ранения.- Я... Я не хочу это видеть.

Ведьма вылетела из спальни, закрыв лицо руками. В гостиной силы оставили ее. Она осела на ковер - на тот ковер, где они с оркой-охотницей Астреб и Кайли делали игрушки для приюта, где Кайли разбирала перья для стрел. Плечи эльфийки вздрагивали от рыданий. Она не могла и не хотела принимать смерть, войну, кровожадное желание уничтожать всех просто потому, что они другие. Да, она не была белой и пушистой. Увидев Антена на пороге истинной смерти, она впала в темную ярость. Да, она жаждала убивать. И убивала. Слышала демонический хохот Шахрили, поглощающей очередную душу, и хохотала вместе с ней. Они рвали плоть, высасывали жизнь и наслаждались ужасом жертв. Но жертвы сопротивлялись. Они не соглашались с предложенной ролью. Они бились, сражались. И чем больше силы и духа было в жертве, тем "вкуснее" она казалась Шахрили, тем больше жизненной силы можно было забрать.

"Мальчишка, глупый мальчишка. Зачем я притащила его?"

Даэтари закрыла ушки руками, не желая слышать того, что происходит в спальне.

А там, собственно говоря, ничего не происходило. По крайней мере, ничего не было слышно. Только легкий удар и звон, как будто сосулька разлетелась на кусочки.

***
Даэтари бесцельно блуждала по тропинкам садика. Нюхала степные розы Фиэннеса. Глубоко вдыхала ароматный воздух Кель'Таласа. Боль. Боль сжимала ее сердце. Наполненные голубой магией глаза эльфенка следовали за ней. Не отпускали, звали и упрекали.

"Надо было убить его там, сразу, - вздохнула ведьма. - Мы враги, непримиримые враги. Все правильно. Я же для этого и притащила щенка."

Но почему ей страшно войти в спальню? Иллидан, сумасшедший КонецОбеда, считающий её Элуной. Кем мог стать этот мальчик? Ей хотелось прижаться к груди Антена. Обнять, прикоснуться щекой к его виску. Но там... Там смерть...

- Шахрили? - демоница с угрюмым лицом и сдвинутой на бок тиарой топталась на тропинке, ведущей к курятнику.

- Если вам это поможет, госпожа, его душа ушла, я не стала ее удерживать, - шиварра поклонилась, вложив в поклон всю свою преданность.

***
Даэтари собрала в кулак всю свою волю. Несколько минут помявшись возле двери в спальню, глубоко вздохнув, она решительно распахнула дверь.

- Мой лучик, позволь, я уберу тут всякий мусор...

А мусора никакого и не было - только несколько лужиц на полу. Антен, по-прежнему полулежащий на кровати, выглядел заметно лучше, чем утром.

- Да, конечно, стоит вытереть пол. Извини, я, кажется, еще не смогу встать. Хотя попробую, - он попытался приподняться, но, хотя ему удалось сесть, дальше дело не пошло.

- Нет, моя душа. Тебе нельзя вставать. Я все уберу. — Даэтари проглотила слезы. - Ему было не больно? - Огромные зеленые, полные слез, глаза смотрели на рыцаря смерти. - Прости меня. Я не должна была... Тащить его сюда и кормить... - Она шмыгнула носом, ткнулась ему в плечо, и он почувствовал горячую влагу на своей коже. Даэтари достала фиолетовый мешочек и вложила еще один зеленый шарик в его ладонь.

Антен молчал. Он не знал, что и как отвечать. Конечно, было и больно, и страшно - без этого для рыцаря смерти убийство бессмысленно. Он знал, что так, как он сделал, он только и мог сделать. Но он понимал, что причинил этим боль Даэтари, и от этого больно ему самому. Но это он перетерпит. Что ж, пора принимать себя таким, какой он есть. Антенариос сжал ладонь, поглощая жизненную силу существа, убитого Даэтари где-то на Темных Берегах.

- Было больно и страшно, - ведьма утверждающе кивнула головой и поцеловала его губы. - Так и было задумано... Тебе нужна была "курица". Я принесла. - Ее сердце сжалось. Она никак не могла понять, почему эльфы убивают друг друга. Зачем она убивала их. Зачем они приплыли в их теплый золотой мир и чуть не отняли Антена. Её Антена. - Хочешь еще молочка?

Эльфийка изящно откинула черные волосы на мраморные плечи. В конце концов, что значит мелкий лиловый эльф? Ничто, пушинка в бесконечности смертей.

"Кого еще принести тебе, моя душа, мой муж, мой господин?..."

В спальню тихонько постучали.

- Да, кто там? - Даэтари вытерла рукавом последние слезинки. В комнату ввалилась Шахрили с ведром и тряпкой.

- Я это, госпожа, подумала... Давайте, я тут приберу... - демоница неловко топталась на пороге. - Я там курицу на кухне оставила. Господину Антенариосу будет полезно попить горячий бульон.

Антен молчал. Что он мог сказать? Но заледеневшему сердцу стало вдруг теплее, когда нахлынула благодарность к этим женщинам. Может быть, они не понимают, почему он так поступил и насколько строги законы, касающиеся вражеских солдат, в военное время. Они легко привязываются к любой живности, которую притащат - будь то курицы или ночной эльф, им все равно. Но они делают для него все, что в их силах... Разве можно даже мечтать о большем?

Даэтари удивленно уставилась на шиварру.

- Курицу? Ты?! Антен, ты вдохновляешь демонов на подвиги, - она рассмеялась и поднялась с кровати. - Пойду займусь бульоном. - Она поцеловала Антена и убежала на кухню. Шахрили кряхтя начала ползать с тряпкой по полу, всем своим видом демонстрируя, как безжалостно ее эксплуатируют.

Антен невольно улыбнулся, глядя на шиварру. Вообще-то если подумать, ситуация могла показаться жутенькой: он, раненый и еще слабый, остался наедине с демоницей! Но... видимо, и демоны бывают разные. С кухни доносились вкусные запахи и голосок Даэтари, напевающий какую-то песенку. Закончив с полом, шиварра поклонилась и выскользнула из спальни, громыхая ведром. Немного погодя вернулась Даэтари в аккуратном фиолетовом фартучке с чашкой горячего ароматного бульона в руках.

- Вот, попробуй. Осторожно, горячий, - она помогла Антену приподняться и подала бульон с привлекательно плавающими кусачками курицы. Антен с удовольствием съел бульон. Вообще куриный бульон - одна из самых вкусных вещей на свете, а бульон из свеже убитой курицы вообще невероятен.

- Спасибо тебе, - сказал он, улыбаясь. - Спасибо вам обеим.

- Поправляйся скорее, моя душа. Тебе не скучно тут лежать? Может, принести тебе книгу или станцевать для тебя?

- Ой, - рыцарь смерти выглядел очень растерянным. - Ты еще никогда для меня не танцевала...

- Просто ты не просил, - рассмеялась Даэтари, сняла фартучек и завела мини-проигрыватель.

Негромкая мелодия наполнила комнату. Эльфийка начала танцевать, соблазнительно покачивая бедрами. Конечно, она не профессиональная танцовщица, но все же уроки танцев у нее были, благодаря настойчивости мамы. Получалось очень даже неплохо. Она кружилась в такт музыке. Плавные движения рук, развевающиеся черные волосы, сверкающие зеленые глаза. Она танцевала для него...

Антен смотрел на нее и думал, мог ли бы он танцевать с ней. Когда-то он умел, в блаженные времена короля Анастериана танцевать учились все эльфы - как же иначе, ведь центром их культуры была красота. Но сможет ли он вспомнить движения и повторить их достаточно изящно? Или смерть и тяжелые доспехи полностью лишили его грации? В любом случае, сейчас у него это не получится. А потом, может быть, он когда-нибудь решится проверить.

- Мне кажется, для этого танца на тебе многовато одежды, - лукаво сказал раненый рыцарь.

- Да? Ты так думаешь? - Даэтари удивленно оглядела себя. На ней были только платье и туфельки. Она скинула туфельки и продолжила танцевать босиком.- Так лучше? - глаза ведьмы смеялись.

- Лучше, - улыбнулся Антен, любуясь изящными движениями супруги.

- А так? - Даэтари поднесла руки к застежкам платья...

@темы: эльфы, шиварра, чернокнижник, рыцарь смерти, демоны, Кель'талас, Азерот, World of Warcraft

URL
   

Там высоко...

главная